7slov (7slov) wrote,
7slov
7slov

"Тайна русского пути"...

Ащаета Грин, он Гриневский, а про Джона Грина мы ничо кроме "Краткой истории английского народа" не знаем... Если английская мифология настолько по мнению Быкова крута, то он мог бы показать класс и написать что-то подобное про наш отечественный этнос, про его многообразие... Но он же его грязью поливает, причем достаточно умело. Взял бы про Хазарию написал, но это же исследовать вопрос надо, проще то, что есть говном поливать...

Оригинал взят у morozovsb в Тайна русского пути.
Дней пять назад Дмитрий Львович, разбирая в "Новой газете" вышедший на русском роман некоего Джона Грина пообещал читателям в следующей своей статье раскрыть тайну русской литературы вообще и современной в частности, объяснить, почему джоны грины могут, а мы не можем. Я был заинтригован и ожидал с нетерпением, того как печати будут сломаны и на меня польется тайное знание о русской прозе.



Конечно, можно было сразу предположить, что тайны будут все отрицательного свойства, потому что Зильбельтруд обещал раскрыть прежде всего нашу неспособность дотянуться до уровня Джона Грина. Но я ожидал все-таки литературного разговора, а не дежурных рассуждений о русской отсталости вообще и современном авторитаризме в частности. Однако, что поделаешь, раз нас кормят поучениями о "русском пути", придется разбираться с "путем":

http://www.novayagazeta.ru/columns/61882.html

Увы, весь текст Зильбельтруда вылеплен по классическим современным лекалам: пошлые, избитые, тривиальные мысли, небрежно завернутые в материал авторской эрудиции. В такого рода текстах, вольно или невольно на первый план выходит как автор подпихивает читателю залежалые идеи, а не то, в чем эти идеи состоят. В них демонстрация начитанности и умности абсолютно поглощаетсаму тему разговора.
Зильбельтрудовский тест в этом смысле классичен. Отстрелявшись в первой части собственной эрудицией (Леонов "Пирамида", Набоков, которого никто кроме Дмитрия Львовича не читает), Зильбельтруд не знает чем кончить, а потому просто впаривает читателю залепуху про страшные российские мерзости и Путина.
Поэтому Зильбельтрудовский текст интересен не разоблачением тайны русской литературы, ее падения - в тексте ничего про это нет, а разоблачением мировоззрения, скажем уж таким громким словом, самого Зильбельтруда.
Вот он пишет:

Даже в семидесятые годы, когда советский официоз неутомимо уродовал тут все живое, — страна оставалась бесконечно больше и сложней этого официоза; уровень ее культуры и общественной мысли определял не он, в тогдашней России — представить немыслимо! — одновременно работали Тарковский, Шукшин (кстати, однокурсники), Высоцкий, Стругацкие, Окуджава, Трифонов, Аксенов, Авербах, Мамардашвили, Гефтер, Ильенков; все они страдали под прессингом цензуры — и все-таки лицо страны определялось ими, а не Георгием Марковым или Юрием Озеровым.

демонстрируя при этом не только свою пристрастность, но и чисто блогерское, вырастающие из групповщины представление о том времени. Перед нами подмена, явная очевидная, простая, но ласкающая слух преданного поклонника "Новой газеты", которому Гефтер знаком, а Марков нет. И все же это подмена, потому что Марков и Озеров составляли жизнь советского гражданина тех лет. Остальные фамилии, за исключением Шукшина, были известны лишь узкой группке интеллигенции, и лица страны совсем не определяли, если конечно, под страной не понимать московской интеллигенции.
Но главное, здесь конечно, не исторические передергивания, а основная мысль, которая бездумно срывается с кончика пера разоблачителя "русских тормозов":

Ответ на вопрос своего сверстника Набокова о причинах этой провинциализации дал, пожалуй, один Леонид Леонов в последнем и главном своем романе «Пирамида». Сталин там излагает единственно спасительную — с его точки зрения — концепцию будущего: «волевым замахом выручить людей путем размена их количества на качество». Без деградации, без отрицательной селекции, без насильственного отсева всех, у кого появится «блестинка гения в глазу», — человечество обречено на катастрофу, которая предопределена самим фактом неравенства людей и тесноты земного пространства. Не будь роман Леонова так старательно зашифрован, это предупреждение давно было бы услышано; не зря земная история представлялась автору пирамидой, неизбежно сужающейся кверху, уменьшающейся в сечении. Вырождение — единственное спасение от самоуничтожения; лучше гнить, чем гореть.

Собственно, здесь все, и дальнейшие оправдательные бормотания о прогрессе и модернизации не спасают сказанного, не меняют вынесенного приговора: у России два пути - либо гниение, либо горение. В общем, на выбор - долгая гибель или быстрая смерть.
Слово не воробей - его не воротишь, и вот перед нами невольно выболтанное "властителем дум" видение перспектив русского пути - в обоих случаях гибель России.

Как только в России появятся сильная культура, общественная дискуссия, общественная мысль, современное производство и научные прорывы, хотя бы и в оборонке, — политическая система России и ее территориальное устройство поползут по швам. Страна как она есть не выдержит никакого прогресса — даже если это будет прогресс в сфере бытовых услуг. Медленней, ниже, слабее — вот ее олимпийская триада, достойная уваровской (а впрочем, это и есть уваровская триада на нынешнем этапе).

Все так, все правда. С одной небольшой поправкой, понятной нам из истории всех постперестроечных лет, гибелен для России прогресс аксеновых и трифоновых, зильбельтрудов и гефтеров (а другого по их разумению нет и быть не может). И мы уже сейчас, по происходящему с наукой, образованием, социальной сферой и экономикой в последнее время видим как нас взялись умерщвлять быстрее и быстрее. И мы видим, что, да, такой прогресс для России несомненно губителен, для нее вообще, в целом, а не только России определенного исторического периода.
Tags: Д. Быков, жопоголизм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments