7slov (7slov) wrote,
7slov
7slov

О жалости и её оттенках

Сижу себе, работаю. Голова засыпает. Вдруг, как лёгким током ударила мысль: а ведь я не помню, чтобы кому-то было меня жаль. Это просто интереснейший феномен. Даже тогда, когда я выглядела как чучело, и было очевидно, что мне довольно хреново. Не говоря уже о периодах времени, когда я была в силе. Честно говоря, я думаю, (да в общем-то, догадаться было несложно), что многие учителя в школе меня терпеть не могли. Теперь, такого отторжения ни у кого не замечаю, но и жалости точно я не дождусь никогда ни от кого. Что меня вполне устраивает, и отчасти, потому, что я и представить себе не могу, по какой причине меня может быть жалко, да и сама я себя жалела, лишь по прошествии некоторого времени после периодов, в которые себя, как мне казалось, стоило бы пожалеть. И жалела страстно. Это как у того динозавра: ему хвост откусили, а он лишь спустя пару часов обнаруживает потерю, и то потому, что вдруг больно стало. А жалеть себя, это такой ритуал, не более. Это ощущение напускное, искусственное, это раздувание огня гнева, реанимация прежних негативных чувств, воскрешение в памяти картинок из прошлого, но можно въехать в роль и забыв все причины и цели, ради которых всё это было пройдено, превратиться в «черную вдову», жаждущую воздаяния за пролитую кровь. А ведь глупо жалеть, мстить. Ведь зачем жалеть того, кто всегда сознательно идет на те или иные жертвы. Но жертвой, я себя никогда не ощущала. Жизнь всегда откусывала у меня хвосты, которые мне мешали жить и двигаться дальше, и делала это жестко, я конечно сама поражалась этой жесткости и безжалостности. Но всегда, в итоге оценивала ту легкость, которая приходила, после того, как откушенное место зарастало.
Мне, кстати сказать, тоже не слишком-то бывало, кого-то жаль. В детстве помню, плакала, когда показывали документальные фильмы про ВОВ, особенно про концлагеря, но и это быстро прошло. Вот сижу, думаю, а ведь чувство жалости это совсем не то же, что сострадание и понимание. Сострадание это умение влезть в чужую шкуру, и представить, как человек ощущает себя в какой-то момент в каком-то состоянии. Ну, допустим, представила, ну и всё. Что из этого следует? Если можешь помочь, помоги, а если не можешь, то и жалеть нечего, незачем. Это просто душу себе разъедать неким эфемерным чувством. Никому от этого не жарко и не холодно.
Ах да, ещё мама меня жалела. Правда, иначе. *Жалость, она тоже имеет разные оттенки, у мамы превалирует жалость-тоска, у меня жалость-агрессия.* Но в какой-то момент, она перестала получать от этого удовольствие. Однажды я ей сказала: когда тебе жалко меня, это тебе жалко себя, что вот такая непутевая у тебя дочь. А она помню, округлила глаза: да ты что, ты молодец… Ну, - ответила я, - раз молодец, то какого же ….. ты меня жалеешь? Нет, жалость и впрямь полнейшая ерунда. Или деятельные: вера, любовь, дружба, честность, надежность и т.д. или ничего. Как заповедовал Григорий Палама. Деланье главное, деланье. А это: «Поплачь о нем пока он живой», - что-то очень противное.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 6 comments