7slov (7slov) wrote,
7slov
7slov

Ведь столько дел, а в чем же дело?

Натолкнулась в дореволюционном журнале на статью, которая, на мой взгляд, стоит внимания. В чём-то она перекликается с сегодняшним днём, т.е. она могла бы быть обращена и к современному читателю/слушателю.
К слову скажу, судя по дореволюционным архивным документам, люди в России, в то время жили совсем неплохо. Обычный крестьянин имел возможность начать своё дело, взять кредит (хотя обходились и без него), арендовать землю под пашню, или на реке с мельницей, помещения или сделать нужные постройки на арендованной земле. И среди крестьян занимающихся предпринимательством (имеющих своё дело), почти не было безграмотных (писать читать были обучены). В плане образования тоже всё шло на лад, и проблема эта была бы решена и без революции. Вот именно что, когда нужда душила и валила с ног было не до того, а когда народ поднялся (отмена крепостного права), оперился, скажем так, (получил больше свобод) тут и силы для борьбы появились и средства.
Вот и теперь смотрю, люди окрепли, во многом определились, но явно чего-то всем не хватает. Чего-то самого главного. Чего?
Думаю каждый в описанных маловерах, искателях смысла жизни (мало, в чем видящих смысл), может узнать себя (я себя узнала).
В этой статье со многими местами я согласна. Но когда читала о том, что каждый может найти себе дело, стоит только оглядеться вокруг, я подумала: нет, не каждый к сожалению. Поэтому и стала возможной революция. Основная масса людей это исполнители и лишь единицы являются ведущими. Вот в этом вся проблема. Должны быть организующие лица. И чем больше их будет, тем лучше. Поэтому даже тех, кто с удовольствием остался бы на ролях исполнителя или вольного художника-созерцателя, жизнь будет выталкивать на активные, ведущие роли. Другого пути нет. Ведь история не имеет обратного хода. А может, имеет?

Журнал «Вестник военного и морского духовенства» №1, 1913 год

В чем истинный прогресс?

Еще один год, и в нашей личной жизни, и в жизни целого мира канул в вечность. В людях, способных думать не только о собственной личности, но и о ходе общечеловеческой истории, смена старого года новым, может вызвать отрадное осознание, что род человеческий сделал еще новый шаг вперед по пути развития: дальше идет время, дальше идет и развитие; новый год — это только новая ступень в дальнейшем росте и улучшении нашей жизни. А кто не желает этого улучшения и постепенного развития всей человеческой жизни? Кто не мечтает о нем в минуты духовного подъема, когда мысль бывает, занята не собственною ничтожною личностью, а широкими и общими вопросами? Для многих одно слово – «прогресс» имеет какое-то особенное обаятельное значение; оно заставляет их переживать своего рода восторг при сознании великих успехов, достигнутых человечеством, особенно в последний век. Да разве и не в праве современный человек восторгаться и гордиться теми поразительными результатами, каких достиг наш человеческий разум? Разве не следует от искреннего сердца пожелать в день нового года, чтобы мир шел все вперед и вперед по намеченному им пути?
И христианство не только не высказывается против движения вперед человеческого разума и вообще человеческой жизни, а напротив, призывает всех своих последователей к бесконечному развитию и совершенствованию (Матф. V, 48; Ефес. IV, 13). Но не все то, что современный человек считает «прогрессом», действительно ведет нас к достижению истинных и высоких целей жизни; поэтому христианство не всегда может одобрить тот путь, который ныне намечается для дальнейшего движения человеческого развития. В чем же современный человек полагает цель развития жизни и каким путем он хочет достигнуть этой цели?
Современные образованные люди, которые собственно и намечают пути дальнейшего развития, все свои надежды в будущих успехах жизни возлагают на работу и творчество, главным образом, человеческого ума; для них единственная движущая вперед сила есть сила мысли. Они не знают иных более высших целей образования, как всестороннее развитие ума и обогащение его широкими познаниями; изучение сил и законов природы, проникновение в тайны физического мира, всевозможного рода технические изобретения и усовершенствования с целью облегчить физический труд человека и обставить жизнь возможно большими удобствами, – вот на что обращены больше всего – заботы мудрецов века сего. Да благословит Господь успехом труды человека и в этом направлении! Но истинное и всестороннее развитее человека должно идти не по этому только пути. Особенно нужно пожалеть о том, что здесь забыты или, по крайней мере, отодвинуты на задний план – религия и нравственность; они как бы оказываются вовсе не необходимыми на том пути развития, какой наметила передовая по умственному развитию часть общества. По её представлениям, человеческую жизнь двигают вперед только гении ума, но не религиозные и нравственные светочи человечества. Правда, религия при этом не всегда, безусловно, отрицается, а о возвышении нравственности часто даже прилагаются немалые старания; тем не менее, не здесь полагается основа будущего развития жизни. С представлением о «прогрессе» большинство современных передовых людей, никак не может связать таких, например, личностей, как св. подвижник Саровский Серафим или Оптинский старец иеросхимонах Амвросий. «Прогресс» и подвижник Амвросий!— для людей нашего времени едва ли может быть более странное сопоставление.
Каковы же плоды этого крайне одностороннего направления в ходе человеческого развития? Отрицать завоевания человеческого разума, конечно, никто не будет: он все шире и глубже проникает в законы мира, приобретает все большую власть над природой, вследствие чего и наша жизнь обставляется большими удобствами. Но разве только в
этом состоит истинный успех и совершенствование? Ведь если речь идет о движении вперед человека и человеческой жизни, то основной вопрос здесь в том, выше ли и лучше ли становится сам человек и весь человеческий род? Что пользы в том, что мы будем обладать многосторонними знаниями и обставим жизнь всевозможными удобствами, а сами останемся нравственно слабыми больными, без спасительной веры, без светлых упований и надежд, без живого влечения к свету истины и правды? Глиняный сосуд, наполненный и окруженный драгоценностями, не сделается от этого лучше, а ценнее; точно также и человек: обогатите, его какими угодно знаниями, наделите его всеми, всеми удобствами и благами, но если его сердце жестко как камень, если в его душе нет ни любви, ни стремления вообще к нравственному добру, то никак нельзя сказать о нем, что он действительно стоит на высоте человеческого развития.
Мы часто увлекаемся неистинным, а тем ложным или, по крайней мере, односторонним развитием, которое не дает нашей душе ни радости, ни утешения, которое ни мало не улучшает наших взаимных отношений, и не вносит ни в семейную, ни в общественную жизнь прочных нравственных устоев. Восторженные гимны в честь быстрых завоеваний человеческого ума часто сливаются со стонами людей, не только разочаровавшихся в жизни, но и озлобленных против неё; Это ли истинное движение вперед, когда ежедневно приходится читать о постоянных самовольных расчетах съ жизнью? Насильственно поканчивают с собою не только люди, узнавшие жизнь и её тяготу, но и юноши и малолетки, не только бессемейные и одинокие, но и связанные семейными обязанностями, не только вследствие тяжелых жизненных условий, но и по самым ничтожным поводам, почти из-за каприза. Для многих жизнь как бы потеряла всякую ценность. Где теперь те жизнерадостные юноши, которые со светлой верой смотрят в будущее и с самыми широкими надеждами вступают в волны житейского моря? Где те идеалисты, которые совершенно не способны к житейской расчетливости и для которых все цели жизни заключаются в служении высшему долгу?
Конечно, мы не будем говорить, что современная жизнь складывается исключительно только из таких печальных явлений; можно и теперь встретить веру в ценность и смысл жизни, можно наблюдать глубокую религиозность и нравственную чистоту. Но уже то одно обстоятельство, что недовольство, жизнью и недостаточное внимание к нравственным и религиозным обязанностям встречаются чаще всего в более образованных слоях общества, заставляет нас думать, что в ходе развития духовной жизни нынешнего общества есть какие-то серьезные недочеты: здесь неверна или самая цель, к которой стремится современный мир, или неверны те пути, которыми думают достигнуть этой цели, или же то и другое вместе. Природа нам указывает, что человек не может жить вполне здоровою и нормальною жизнью, если он, как физически, так и духовно, развивается в
каком-нибудь одностороннем направлении; поэтому ныне и не может
быть настоящей полноты жизни там, где преобладает почти исключительно умственная деятельность, а религиозная и нравственная потребности ослабляются и заглушаются. Таким образом, только то развитие
можно назвать нормальным и плодотворным, которое обнимает всю
духовную природу человека и при котором человек, расширяя свою
умственную деятельность и приобретая познания о мире, в то же время
достигает возможной полноты и в области религиозной и нравственной
жизни.
Этот путь развития и указывается христианством, которое призывает нас к всестороннему духовному совершенствованию. Христос-Спаситель, прежде всего и больше всего обращается к нашему религиозному и нравственному чувству: не познание мира, а познание Бога и Его святейших заповедей должно составлять, по Его учению, самую главную цель всех наших стремлений. Ценность даже единичной человеческой души выше ценности всего мира: «что пользы человеку, если он приобретет весь мир, а душу свою погубит? или какой выкуп может дать, человек за душу свою?» (Мф. XVI, 26). А чтобы достигнуть полноты развития нашей души, нужно жить не земными только интересами, а возноситься умом и сердцем в ту небесную высь, где обитает полнота света, истины и нравственной правды, нужно подчинять свою волю воле Божьей. Каждою строкою Евангелия мы призываем её к тому, чтобы жить постоянною мыслью о Боге, бороться с своею греховною природою, быть милостивыми, кроткими и миролюбивыми, постоянно алкать и жаждать правды до готовности претерпеть за нее гонения; в этом полагается не, только наш долг и назначение; но и самое высшее наше счастье и блаженство.
О, если бы человек сознал наконец, в чем его истинное благо, и всеми своими помыслами, всеми своими желаниями обратился к «Невечернему Свету» – Христу, Который один только и может дать нам небесный мир, светлую радость и полное духовное успокоение! Тогда и земная жизнь не была бы столь тяжелой и бедственной, какою она представляется разочарованным людям нынешнего века.

К вопросу о самоубийствах

Люди с механическим взглядом на природу человека, отрицающие самоопределяемость человека, видят в самоубийствах неизбежное действие закона вырождения, по которому каждый организм изнашивается скоро и легко, когда путем наследственности в него вложено недостаточно жизненных соков а окружающие условия не повышают, а понижают их силу. В этом случае его жизнеспособность делается все слабее, и организм идет к вырождению. И человек, вырождением обреченный на смерть, кончает самоубийством при всяких обстоятельствах.
Конечно, человек находится во власти, между прочим, и закона вырождения, потому, что поставлен он жить в естественных условиях, в которых живет и каждый организм. Но ему принадлежит и высшая сторона жизни, где царствует разум и свобода, чего нет, кроме как в человеке, нигде в окружающем нас мире. И если человек сам творит свою жизнь, то он силою своей воли может противиться и этому закону необходимости, как может он и опустить руки, и подчиниться этому закону.
Обращая внимание на эти природные свойства человека, другие люди в самоубийствах (конечно – сознательных) видят проявление великой свободы человека и силы его воли и на этом основании приравнивают самоубийц к героям жизни, которым будто бы следует даже подражать.
Разумеется, чтобы убить себя самого, требуется действительно большая решимость, но если посмотреть глубже на это явление, то в этой силе, решившейся убить себя, увидим великое бессилие воли в борьбе с жизненными обстоятельствами.
Говорят еще о праве человека убивать себя. С формальной стороны мы, конечно должны признать это право за человеком, даже больше, должны согласиться, что в нашем признании такого права человек, убивающий себя, и не нуждается, и позволения убить себя, он у нас не попросит. Но с нравственной стороны, мы можем, мы должны спросить такого человека, какие могут быть у него – творца своей жизни – разумные основания и причины самоубийства? Какое может быть у него нравственное право лишать себя жизни? Говорю – мы можем, мы должны предложить такие вопросы, и потому, что эти вопросы предлагает и нравственно обязан, бывает, предложить себе сам убивающий себя, что видно по тем письмам, которые самоубийцы оставляют перед своею смертью, и потому еще, что эти вопросы слишком близко касаются нас и нашей жизни. Правда, человек часто убивает себя и не по разумным каким-либо соображениям, а просто под влиянием переживаемых им тяжелых чувств, вызываемых тяжелыми обстоятельствами жизни. Но в таком случае для нас сам собою ставится вопрос об отношении человека к этим обстоятельствам жизни: необходимо ли переживание их должно сопровождаться самоубийством человека?
Обычно идейную причину самоубийства видят в стремлении человека отыскать и понять смысл своей жизни. Отрицательные результаты этого искания смысла жизни и приводят человека к сознанию бессмыслия жизни и к желанию прекратить её. По крайней мере, так заявляют сами самоубийцы в оставленных письмах. Умираю, – говорит одна девушка, – потому, что не могла решить долго мучавшего меня вопроса: что такое жизнь? и для чего мы живем?
Искание смысла жизни началось, можно, пожалуй, сказать – с того самого времени, когда появился человек на земле. И это не есть что-то наносное в человеке, а выражает собою присущую духовной природе человека потребность – разумного отношения к своей собственной жизни. И потому нет ничего странного и ненормального в том, что самоубийцы задавали себе этот же вопрос о смысле жизни и мучились решением его. Но все несчастье их заключалось в том, что самую жизнь-то свою они хотели основать на том, или ином понимании, или, лучше, непонимании её. Такая постановка дела была и могла быть только роковой для них по той простой причине, что жизнь и то или иное понимание жизни вовсе не одно и то же, и жизнь человека нисколько не зависит от того, понял или не понял и как понял ее человек. Жизнь имеет совершенно другой источник, чем понимание жизни. Жизнь вытекает из природного стремления человека так или иначе проявить себя в деятельности, а понимание жизни касается только мысли человека о жизни. И, значит, человек живете вовсе не потому, что он так или иначе понял жизнь, а напротив, стремится он понять свою жизнь потому, что он живет и действует в мире, как свободно-разумная личность. И, следовательно, мысль о жизни есть только часть жизни, и, как часть жизни, она значительно уже стоит в зависимости от неё. В силу того, что мысль человеческая уже жизнь, она и не может обнять собою всю жизнь и часто даже отдельные проявления её. Ведь каждый из нас по собственному опыту знает, что он переживает много такого в своей жизни, о чем ему приходится только сказать: «я не понимаю, что происходит со мною» (Ср. Рим. VII, 15). Отсюда нет ничего удивительного, если человек и не бывает в силах своею мыслью объяснить свою жизнь, которая значительно шире по своему объему, и отсюда же – решение вопроса о смысле жизни есть дело, для которого требуется целая жизнь человека: ведь с каждым движением мысли идет параллельно и расширение жизни, а потому-то и решать вопрос о смысле жизни будет человек до конца своей жизни. Но в этом случае и на этом основании отказываться от жизни так же неразумно, как неразумно было бы отказываться от пищи по непониманию процесса питания, и ограничивать жизнь свою, лишь одной только мыслью о жизни, было бы похоже на то, как если бы кто стал продевать толстый канат сквозь игольные уши.
Итак, человек в своих исканиях смысла жизни часто приходит к отрицательным результатам. Но это говорит вовсе не о том, что жизнь не имеет никакого смысла, а только о том, что человек своею мыслью по тем или другим причинам не отыскал его.
Это обстоятельство, значит, говорит о состоянии только мысли человеческой. А ведь состояние мысли человеческой зависит не только от её ограниченности, но ещё и от влияния на нее всяких случайностей жизни. Не только тяжелые обстоятельства жизни, но даже то или иное состояние погоды часто влияет на решение вопроса о смысле жизни. Рассказывают же про одного англичанина, что во время мрачного настроения в пасмурную погоду он хотел выстрелить в себя из револьвера. Но только что он взял его в руки, как проглянуло солнышко, и он с улыбкой на устах положил его обратно в ящик.
И так не жизнь творится мыслью, а наоборот – мысль творится жизнью: жизнь сама по себе имеет значение, а мысль стоит в зависимости от жизни. И чем больше опыта жизни, тем глубже и шире она обнимает своим пониманием жизнь. И, значит, если мысль хочет объяснить жизнь, то должна объяснять жизнь, как существующий факт, а в таком случае она может идти только к утверждению жизни, и вовсе не к отрицанию её, потому что отрицание какого бы то ни было явления, ни в каком случае не может назваться объяснением его, и выходить – в решении вопроса о смысле жизни – мысль должна из признания жизни, а не из каких-либо отвлеченных соображений. Несоблюдение этого правила может привести человека, по меньшей мере, к странному взгляду на жизнь. Непосредственное сознание говорит, человеку и жизнью действительно переживается это содержание сознания, что любовь есть основное содержание жизни человека. Но вот поэт посмотрел «с холодным вниманием вокруг» и увидел что «жизнь – пустая и глупая шутка», так как, хотя и есть в человеке эта потребность
Любить... но кого же?
На время – не стоит труда,
А вечно любить невозможно.
Сказать так возможно в том только случае, если действительно посмотреть на жизнь «с холодным вниманием» и судить о ней по отвлеченным соображениям времени и вечности. Ведь любовь, как закон жизни и как содержание жизни, предлагается вовсе не потому, что она временна или вечна, а потому, что она сама по себе представляет полноту жизни человека; в ней находят себе выражение лучшие стороны души человеческой, и она есть на самом деле «совокупность совершенства» (Кол. III, 14). Потому-то человек любящий и переживает великое счастье на земле. Но, так как любовь, является отображением в человеке нравственной стороны природы Самого Бога, Который по слову Апостола, «есть любовь» (I Іоан. IV, 8.16), то поэтому она – вечна и «никогда не перестает» (I Кор. XIII, 8).
А человеке в своем искании смысла жизни собственными ногами
часто топчет то самое, что ищет, и этим создает себе ту трагедию жизни, от которой старается отделаться посредством яда, петли или револьвера. Всем, кажется, известен, тип т. н. «лишних» людей, которые чего-то «ищут», но в тоже время ничего не делают, а потому и ничего не могут найти. Они чего-то хотят, о чем-то скучают и недовольны всем и всеми, а определенного дела у них нет никакого; они только хотят все понять, все анализировать, всё знать... А так как никакое положение мысли их не может удовлетворить, потому что самой-то жизни, дела – нет, и так как всего понять нет никакой возможности, то они естественно и приходят к признанию полного бессмыслия жизни, и в таком случае весь вопрос о смысле жизни сводится к полному отрицанию ее. Таковы в большинстве случаев герои одного из новейших писателей (Горького). Они у него ни во что не верят, ничего не признают и при этом ничего не делают, а потому и жизнь их заканчивается самым печальным образом: один повесился (Коновалов), другая отравилась (Татьяна), третий спился (Орлов), четвертый голову о стену разбил (Илья) и т. д.
Мудрые люди сознавали ненормальность такого порядка жизни и всегда приглашали человека к работе, к труду. «Все, что может рука твоя делать, по силам делай» (Еккл. IX, 10), говорили они, а умных лентяев отсылали к муравью, чтобы на примере его жизни они поучились, что жизнь есть труд, дело (Притч.VІ, 6.8; XXX, 25). Не желающим трудиться, работать апостол запрещает даже есть (2 Сол. Ш, 10). А желающий работать, трудиться не может пожаловаться на то, что нет для него подходящего дела, о чем так любят говорить искатели смысла жизни. Если бы человек посмотрел – только не «с холодным вниманием» – вокруг себя, то он это свое дело увидел бы сразу. По слову епископа Феофана-затворника, дело каждого человека – то, которое прямо перед ним в данное время. «Всякая минута, всякое место, говорит он, имеют свои добрые дела, которые непременно должен исполнить всякий», – те «добрые дела, какие Бог пошлет, и какие кому встретятся в каждый день спросонок и до засыпания». При этом он советует распределить дела так, чтобы не было праздного времени ни минуты, потому что «праздно сидеть – мысли блуждать начнут». В таком случае всякая работа полезна. В известное время, положим, слушать нужно – слушай, читать – читай (особенно свящ. Писание), писать – пиши, дрова колоть – коли, ближнему помочь – помоги, чем можешь. А современная нам жизнь разве мало представляет таких сторон, где можно человеку приложить свои силы? Ведь нельзя же не видеть, как теперь особенно остро поставлены вопросы, напр., о воспитании детей, как будущих, лучших нас, людей, как граждан и общественных деятелей и как членов Царства Божья. И разве разные государственные и общественные вопросы не ставятся теперь так напряженно, что не могут занимать сознания каждого мыслящего гражданина и побудить его своим участием, своею работою помочь их лучшему разрешению? Также остро поставлены вопросы о международных отношениях, с которыми тесно связан и вопрос, о прочном положении Русского государства среди других государств. Во всем этом и мн. др. обширное поле для деятельности человека и тем более – христианина, как мудрого строителя жизни и Царства Божья на земле.

Священник Исмаил Островский 
Subscribe

  • Ответы мироздания на правильные вопросы...

    ____________ Почему человек не может относиться к происходящему с ним в этом мире, как к игре. Почему человек врастает в этот мир нейронной сетью.…

  • Сад, как Реальность и Тайные явности

    Душа, это конечно не тело, но плоть – уплотненный образ души в материальном мире. Молиться на этот образ не стоит, но и пренебречь им полностью…

  • Кшатрийский формат...

    Думала тут, почему к индусам реальность с такими жесткими требованиями подходит. К России тоже. Но в России всё списывают на холодную погоду. А в…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 15 comments

  • Ответы мироздания на правильные вопросы...

    ____________ Почему человек не может относиться к происходящему с ним в этом мире, как к игре. Почему человек врастает в этот мир нейронной сетью.…

  • Сад, как Реальность и Тайные явности

    Душа, это конечно не тело, но плоть – уплотненный образ души в материальном мире. Молиться на этот образ не стоит, но и пренебречь им полностью…

  • Кшатрийский формат...

    Думала тут, почему к индусам реальность с такими жесткими требованиями подходит. К России тоже. Но в России всё списывают на холодную погоду. А в…