7slov (7slov) wrote,
7slov
7slov

Исповедь (себе)

Каждый ставящий себе целью полноценного инфообмена, и не имеющий в своём окружении подобных лиц, т.е. с которыми можно говорить своим языком и быть уверенным, что тебя выслушают, и поймут правильно, однажды приходит к выводу, что нет иного выхода, как браться за любой материал, т.е. вступать в контакт с любой конфигурацией сознания (но вот беда, проклятая энтропия). О чём я сейчас говорю. О том, что есть люди, душа и сознание которых сущая твердыня, они во всём определились, и никаких новшеств открывать для себя в этом мире не намерены. Как разложилось, где уложилось – там и лежит. Они с этим живут т.к. не знают, что бывает лучше, и не дай бог, чтобы кто-то тревожил сложившийся, привычный внутренний «порядок». Они всё «знают» и в том, что им понятно и очевидно, давно устоялись. Они ничего не хотят слушать о непонятных им материях, познавать новое. Это совсем необязательно люди старшего поколения, таких достаточно и среди молодежи. Таких подавляющее большинство. Человек-новатор оказавшийся среди подобных личностей, осознаёт, что это люди, с которыми невозможен полноценный обмен информацией, и контакт с ними, происходит на уровне эмоций. И чтобы такой человек стал воспринимать то, что вы ему пытаетесь сказать, нужно стать для него авторитетом, а на самом деле он должен увидеть в вас подобного себе. Вот не слушаете вы Светлану Сурганову и объект не желает воспринимать ваши слова всерьёз, для него ваши речи – «форменные закидоны», бред не стоящий внимания. Человек-новатор всегда обладает многоуровневым пониманием происходящего и оценки объекта. Он может принять форму любого уровня. Это и подкупает в нём собеседника, но когда тот узнает, что вы не слушаете Светлану Сурганову и ничего не можете об этом сказать - нууу… Что из этого примера следует? Становится понятным, что человек-новатор, обладая общим знанием, об информационном устройстве структуры и способе работы каждого уровня, не владеет частностями, он не информирован в подробностях, стало быть, не осведомлен. Поэтому, доверительного контакта и не произойдёт. Ведь чтобы коснуться сердцевины, для начала надо пробиться сквозь твердь привычных установок человека, а чтобы это сделать, надо не просто принять его форму и стать на него похожим (это лишь крючок) но надо и говорить на его языке (наживка).
Наверняка люди-новаторы, идя по своему пути, поначалу, ужасно страдают. Они ведь вовсе не желают закидывать никаких крючков, но этот инструмент им уже дан, и таким образом, они автоматически входя в контакт с кем-либо, принимают форму внимающего. Это можно воспринять, как наказание, и долго сопротивляться сложившемуся положению, а можно и принять, поняв, что это ответственное поручение, которое надо выполнить, прикладывая все данные способности и не игнорируя никаких достойных способов исполнения задачи. Какими бы трудными они не казались, и каким бы неприятным вам не казался информационный винегрет, в котором надо разобраться.
Поэтому, если вы человек, в обязанности которого входит произвести прорыв в общепринятых устаревших представлениях (на любом уровне), на вас лежит ответственность, и вам вменяется в обязанность, знать в разы больше тех, в контакт с кем вам ежедневно приходится входить, дабы донести то, что вам поручено. Но здесь нужно признать и противоположное: несмотря на то, что пришлось вооружиться необходимой информацией, и вы вникли в тонкости вопроса, вам придется опуститься до уровня внимающего. Пусть даже смотреть на вещи, взяв за точку отсчёта тексты песен Светланы Сургановой. Иначе внимать он вам не станет.
И в этом нет никакой несправедливости. Но это можно воспринять, как несправедливость, если вы забыли, кто вы такой и стали равнять себя с обывателями. Это не разновидность гордости, это просто трезвая оценка ситуации и возложенных на вас задач. На этом даже не нужно фиксироваться, это просто нужно осознать. Но не просто осознать, как избранность, но и как меру возложенной на вас ответственности.
Поэтому, если духовнику поручено спасти душу вора в законе он должен выучиться говорить «по понятиям», а если сбрендившего профессора медицины ставящего эксперименты на здоровых людях – прочитать десятки специализированных книг.
И осознала в полной мере я это только теперь. Ну, ничего может ещё и преуспею. А пока, я точно знаю, что многое мне не по зубам.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 12 comments