7slov (7slov) wrote,
7slov
7slov

О страшном. Выводы

<Нижепроведенный эксперимент, был направлен исключительно на разламывание собственных мозгов, вывести, кого-либо «на чистую воду», я своей целью не ставила. Однако выяснилось:> такое вступление к следующему посту я сохранила на рабочем столе, вчера. Но выяснила я для себя  больше, чем ожидала, что привело меня поначалу в восторг смешанный с тихой паникой, как обычно. От чего восторг? От того, что я это знала. От чего паника? От того, что меня это ничем не задело, не обидело, но малость напугало, как всё что на грани, на этой тонкой грани между нормальностью и сдвигом. Действительно, эта игра затевалась мной, всего лишь как игра, для срывания пломб с некоторых  "запретных" тем, что делается обычно с разрешения тех, кто некогда это запечатал, до того момента пока станет возможным и позволенным это вскрыть, и конечно, все, что человек делает, он делает, прежде всего, для себя. Накладывающий вето, это конечно не ЖЖ-юзер/ы, и вскрывается это так же не с их позволения. 

Итак, что же я для себя поняла, в чём убедилась. Именно то, что меня в последнее время более всего заботило. Я не могла понять причины своего страха и желания. 

Я поняла. Когда живешь земным временем, то любое действие растягивается по всей жизни подобно слизи, сначала ты с чем-то соприкасаешься, потом входишь в процесс, потом видишь результат, причину же можно увидеть, т.е. осознать лишь в преклонном возрасте. Все болезни, разочарования и психические сдвиги приходятся, как правило, на старость. Т.к. в течение жизни человек живет иллюзиями, он живет следствием. Видеть причину, он своей целью не ставит, он не видит и следствия, оно для него длиться настоящим, настоящее хорошо, пока жить приятно. Жить неприятно — значит, следствие проявляет свою адскую природу, и мы ищем причину. Если хотя бы половина сознания переместилась в астральное тело, то ты уже видишь всё, ощущаешь себя, живешь в реальном времени. Согрешив, тут же испытываешь раскаяние, и наказание в виде душевной боли. Так же видишь любой объект и знаешь все его характеристики, никаких иллюзий по поводу объекта не питаешь. Но. При этом в твою жизненную задачу входит контакт с таким объектом, это необходимость. Отсюда страх, ты знаешь, с кем тебе предстоит войти в контакт, но знаешь, что это необходимо. Страх и желание, как отсутствие иллюзий, но понимание необходимости.

Я поняла (убедилась), что чаще всего я являюсь зеркалом, отражением намерений объекта, его уверенности в том, что он является тем, кем он себя считает. Ничьих иллюзий, если человек не готов, я не разрушаю. Но вижу при этом больше, чем просто то, чем он себя считает.

Я опасаюсь +/- подобных себе, но контакт с ними необходим. Почему опасаюсь. Потому, что знаю их гораздо лучше, чем они себя сами, потому, что знаю себя и тоже опасаюсь, потому, что они способны увидеть во мне больше чем другие. Открытые тонкие центры добавляют объектам прозорливости, позволяют выйти им за пределы общепринятого, но не лишают их поврежденной человеческой природы. Какими бы многослойными они ни были, какими бы разноцветными букетами роз, они не казались другим, я понимаю, что всякий человек это больное существо. У всех у нас своя болезнь, и планета Земля это большая психиатрическая клиника. Когда приходишь к осознанию того, что каждый человек болен, и весь мусор внутри нас это наносное или укорененное за множество перевоплощений, то ни злиться, ни ужасаться не имеет смысла.

Я поняла (убедилась), что значит истинно любить людей, это (не личное, а абсолютное) осознание, к которому приходишь опытным путём, каждый человек изначально был чист и пуст, поэтому видеть только болезнь, это неправильно, надо смотреть в сущность человека, которая изначально была прекрасна.
С этой точки зрения, мы все равны. Все рано или поздно будут вынуждены сбросить груз масок, лиц, образов. Понимать это, значит, по сути, жить в мире Вырожденного сознания и Игривого вырождения (из иерархии миров в индуизме). Понимать это большая ответственность. Понимать это, значит осознавать, что такое Вечность. Энергия Вечности — Космическая энергия очень сильна, никто не позволит тебе играть с ней — можно потерять рассудок, или при ином раскладе стать Королем Демонов/Дьяволом (кому как понятнее). Понять это раньше, чем тебе положено, значит иметь предпосылки к сумасшествию. Сложно принять, и осознать, что все, чем мы привыкли быть, все, чем дорожим внутри себя, всё к чему привязаны и с чем срослись, сроднились, все, что привыкли считать своей опорой, считать СОБОЙ — не более, чем иллюзия. Не более чем написанный нами сценарий, который мы обыгрывали с разными вариациями в течение множества жизней. Очень сложно отказаться от этого. В свете же понимания всего вышесказанного, многое теряет смысл, а именно, всё что связано с общепринятыми земными правилами. Понимая это, мы больше не нуждаемся не в гордости не в гордыне, мы больше не пользуемся страховочными канатами: «как бы чего не вышло», «кто бы чего не подумал», «как это будет выглядеть» и проч. Нужда в таких мелочах отпадает. Ведь они нас не защищают, не гарантируют нам понимания и уважения, не являют нас теми, кто мы есть и только вводят в заблуждение на наш счет, окружающих. Страховаться, это значит шифроваться, это значит скрываться за энергией лжи. Но стоит ли скрываться от себе подобных? Ведь все мы из одного и туда вернемся. Вечность уравняет всех. Для человека, для индивидуалиста, это страшный приговор. Это ли не повод сдвинуться? Если, опираясь на некоторые вещи, начинаешь пытаться действовать, как освобожденный не достигнув просветления, то бросаешь вызов тем, кто не дорос до такой борьбы — это путь к сумасшествию. И ещё раз, если пытаться действовать как освобожденный, не достигнув просветления, и бросать вызов тому, с кем можно играть в любые игры, это значит поднимать свою самооценку там, где тебе ничего не грозит. Поэтому, не надо пытаться действовать как освобожденный, не достигнув просветления.
Это не просто слова, я не просто видела такие объекты, я изучала их, я проникала в них, я проживала вместе с ними довольно длинные периоды времени. Наконец, я сама была этим. Кстати чтобы что-то изучить и изменить это, с этим надо долго работать.

Я поняла, что я не цинична, и это не может не радовать. Не преследую целей поставить всех на свои места или под влияние, доказать свою правоту (т.к. своей личной правоты не существует), не ставлю себе цели использовать кого-то в «деле» утверждения своей правоты и безупречности своего «Я», не желаю (опасаюсь) привязать кого бы то ни было. Если я говорю, что мне это важно, значит мне это важно, но это не значит, что я без этого не могу. Если я решила пойти на контакт, я на него иду, не смотря на то, что знаю в точности с кем иду на контакт. Если я решила увидеть всё, значит, я буду пытаться увидеть всё, и увижу. Я постоянна. Если я сказала «да», значит «да». Но это не значит, что я без этого не могу.

Я поняла (т.е. получила доказательства), что с объектами Пути подобного своему, возможна война, потому, что этот Путь растянут во времени (имеется в виду множественность существований), в чём-то ты отстаешь в чём-то они, в чём-то ты их опережаешь, в чём-то они. Но человек всегда стоит на том, кем он привык быть на данном этапе времени. Но при всём понимании этого я не собираюсь изменять себя, это значило бы изменить себе. Я остаюсь такой, какова я есть. Я не стану скрываться и не стану срывать. Не стану добиваться, чтобы меня видели именно такой и не иначе. Поскольку это не я. Я всё и ничего. Чего же скрывать, чего же добиваться?

Я знаю, что не идеальна, тоже больна. И все контакты направлены на одно, понять самой и объяснить другим. Страх и желание — последствия ещё неокрепшей силы. Но я буду контачить, для того чтобы сила моя стала сильной. Никто не гарантирует мне в этой борьбе с собой победы. Никто не гарантирует того, что я не свихнусь. Но, тем не менее, я знаю, что это правильно. Поэтому продолжаю.

Я много ещё чего поняла, но это уже касается низших измерений, а погружаться вниз, для описания понятого, свершено не хочется.

Теперь завершу. Я понимаю, что право и выбор каждого, контачить со мной после всего узнанного или нет. Наверное, всё вышеописанное может показаться странным или непонятным, может показаться бредом. Но это, к сожалению, или к радости меня не волнует.
Обычно, если я хочу поговорить (узнать и поделиться) я сама звоню, сама пишу. И мне всё равно, кто чего об этом подумает. Если я считаю это нужным, я это делаю. Если кто-то звонит или пишет мне, то не дурею от собственной сверхзначимости, поскольку всегда опасаюсь, потому как знаю с кем имею дело — с земным существом, что, по сути, всегда содержит элемент опасности.

И вижу, мной слишком много сказано, и этого достаточно.
Пожалуй, стоит пока притормозить:)
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments