7slov (7slov) wrote,
7slov
7slov

Category:

Общественно-аналитическое...

Беседа Гордона с Зиновьевым, десятилетней давности, частично законспектировала, для удобства восприятия смысла...

Зиновьев: Постсоветизм… Я на эту тему писал много в моих книгах… десятки статей, десятки интервью и думаю, разъяснял, что это такое – доступно, даже для понимания плохо образованных людей.
Гордон: Теперь у меня просьба, давайте поднимемся на другой уровень. Потому что эту программу смотрят люди, как правило, хорошо образованные
Зиновьев: Я разницы между высокообразованными и плохо образованными людьми, в этом смысле не вижу. Потому что на уровне высокой образованности, такие вещи понимают гораздо хуже, поскольку, в силу вступает фактор активного непонимания – нежелания понять. В этом смысле ощущается какой-то страх истины.
Так вот, постсоветизм характеризуется такими чертами, назову основные. Он появился не естественноисторическим путем, не в результате, старения и внутреннего разрушения советской социальной системы, как это изображают западные идеологи и российские – прозападные, а в результате искусственного разрушения советской системы, которая была жизнеспособной молодой, и могла существовать столетиями… был сконструирован искусственно, как нечто такое, что разрушители советской системы противопоставили ей. И создавали эту систему с таким расчетом, чтобы Россия больше не смогла подняться на уровень мировой державы.
Городон: Вопрос – кто этим занимался?
Зиновьев: Этим занимались миллионы людей… Почти полвека шла Холодная война, в неё были вовлечены десятки миллионов людей. В одних только Соединенных Штатах, было 300 центров, которые специально этим занимались. А сколько было их в Европе…
Я сталкивался с этим лично. Я сам был выброшен на Запад, как острый критик советизма и коммунизма. Поэтому я видел эту работу буквально находясь в лагере людей разрушавших советскую систему…

Пятую колонну запада, возглавили <наши> высшие партийные руководители…

Эта система сложилась искусственно, но в соответствии с определенными социальными законами. Эта система сложилась как гибрид, трех основных компонентов: первое - остатки советизма, это – западнизм (так я называю систему западного мира, которую искусственно навязывали) и третье – реанимация явлений дореволюционного феодализма или фундаментализма.
Советизм. В этом элементе действует такой социальный закон: если социальная система разрушается, но сохраняется человеческий материал и основные геополитические условия, то новая система оказывается максимально близкой к разрушенной. Этот закон я называю законом социальной регенерации… закон социальной преемственности.
По этому закону, советская социальная система, возникшая после Октябрьской революции, восстановила очень многие черты дореволюционной монархической системы… вывески царского времени заменили на новые вывески, а гос. структуры приблизительно остались теми же…
То же самое и теперь, в силу этого закона социальной преемственности, многие черты советизма сохранились…
Разрушили систему государственности, систему власти и управления, но весь чиновничий аппарат остался. Люди, занятые в партийном аппарате, лишь немногие были выброшены на улицу, они так или иначе место себе нашли. Многие люди из высшего эшелона власти были моими студентами когда-то, моими учениками, друзьями, я их лично знал. Они все без особых потрясений перенесли этот перелом. Я- критик советского режима, которого выгнали из страны как антикоммуниста, я тяжелее переживал этот перелом, чем они. И сейчас все они, так или иначе устроены…


Ещё когда Ельцин только шел на выборы, у меня с ним была встреча на телевидении в Париже. Он тогда говорил: сломаем эту бюрократическую советскую систему, построим новую демократическую. А я ему тогда сказал, что ничего у вас не получится, вы будете воспроизводить прежнюю систему поскольку существуют социальные законы и мы не в силах эти законы отменить. Так оно и вышло: вместо ликвидации бюрократического аппарата произошло его увеличение…
Нынешний Кремль имитирует советский Кремль. Не потому чт в аппарате президента сидят прокоммунистически настроенные люди, нет… они поносят советскую систему но действуют по тем же самым принципам.
Само слово Дума, это из дореволюционного прошлого. Но если вы возьмете взаимоотношения между аппаратом президента и Думой, т.е. парламентом, они имитируют взаимоотношения между ЦК КПСС, Кремлем и Верховным Советом.

Возьмем теперь западнизм… Явления западнизма проявляются преимущественно в системе экономики… Я 21 год прожил на западе… я такого рынка, который стали создавать в России на западе нигде не видел… западнизм возник не таким образом, что реформаторы поехали на запад изучили их систему… они и понятия не имели, и до сих пор не имеют… они взяли всё это из пропагандистской понятийной структуры, которую западные идеологи распространили и внедрили по всему миру.
Как бы то ни было возник класс частных собственников…
Далее, реанимация дореволюционной социальной системы… Часто в СМИ пишут о дореволюционной России так, что можно подумать, что тогда рай земной был. С придыханием произносят Его величество Их высочество… Если бы сейчас вдруг, новая власть вздумала бы раздавать дворянские титулы в награду, вы знаете какое ликование поднялось бы… И поговаривают о том, что хорошо бы возродить монархию. Я не удивлюсь если это произойдет.

Мир много потерял с разрушением СССР прежде всего западная Европа, которая находилась под крылышком Советского Союза. СССР противостоял американизации, а теперь происходит интенсивная американизация западной Европы. В связи с этим ей наносится очень большой ущерб…

США не может играть роль единственного полюса силы, США – неоднородное явление…
И как правило упускается один важный фактор во второй половине XX века над странами запада, и над США над западной Европой выросла новая социальная структура, я её называю – сверх общество… Только потому, что основные учреждения и организации этого сверх общества находятся в Соединенных Штатах создается впечатление, что это Соединенные Штаты стали единственной мировой сверхдержавой. Но США также подчиняются этому сверх обществу, как и другие западные страны.

С разрушением СССР мир не стал однополюсным или единодержавным, просто само понятие мировой державы утратило смысл. Сейчас человечество имеет совершенно другую структуру.

На уровне общества в сфере власти и управления возникает государственность и право, сфере хозяйствования возникает экономика и в рамках ментальной сферы возникает идеология. Вот три компонента на уровне общества.
Во второй половине XX века над всеми этими явлениями выросло – сверх государство, сверх, сверх экономика и сверх идеология.
Могу привести пример… Классическим образцом коммунистического сверх общества был Советский Союз. У нас была государственная власть (верховный совет), хозяйственная власть (министерство) и т.д. И существовал партийный аппарат. Партийный аппарат не был государственной властью, он был узаконен, он не фигурировал даже в Конституции, но он был аппаратом сверх власти. Ему подчинялось и государство, и хозяйственные структуры. Выработался определенный механизм, тогда он был хорошо известен… как негосударственная власть могла управлять государственной. Это номенклатура… поскольку все чиновники были членами партии… вы понимаете. Не буду подробно останавливаться… нечто подобное создалось и в западных странах.
Это сверх общество имеет сложную структуру в него входит больше 50 тыс. коммерческих предприятий глобального масштаба, больше 50 тыс. некоммерческих предприятий… Это десятки миллионов людей.

Гордон: Всё-таки вот какой вопрос: это сверх общество, которое охватывает практически весь мир, но центром которого является западное сообщество, вместе с Соединенными Штатами потребляет более 80-ти процентов мировой энергии и приблизительно столько же мировых ресурсов. Т.е. они имеют огромный приоритет в военных действиях, Третьей мировой воны, над тем миром, с которым они борются. Чем закончится эта Третья Мировая вона?

Зиновьев: Западнистское сверх общество имеет установку покорить всю планету. Первый шаг сделан… разгром советского блока - самая большая их победа и первый шаг к мировому господству.
XXI века по моим прогнозам… исламский мир конечно представляет угрозу но не столь серьезную, как раздувают идеологи. Главным противником будет по-видимому, азиатский коммунизм. Прежде всего - Китай. Это будет центральным явлением XXI века.

Гордон: Насчет китайского коммунизма, мне кажется, что Китай-то, как раз сейчас держит значительную часть американских корпораций, заложниками, поскольку известно что большая часть продукции, которая выпускается как бы на западе сейчас выпускается в Китае и в Азии. И в этой борьбе имея и ресурсы, и рабочую силу, которая обеспечивает существование запада у Китая, на мой взгляд, есть решающий козырь… нет?

Зиновьев: Всё это так. Но в ваших словах слышу довлеющий над всем этим предрассудок. А именно, что экономика – главное. И в структуре человеческих объединений и в эволюции человечества. Это глубочайшее заблуждение. Есть факторы более серьезные, более глубокие, которые определяют ситуацию в самой экономике.

Гордон: Какие?

Зиновьев: Как я упоминал – сверх экономика.

Гордон: Что такое сверх экономика?

Зиновьев: Сверх экономика, она вроде бы и совершается вроде бы в тех же денежных операциях. Но на самом деле… я пробовал вычислить какой процент операций, которые совершаются такими организациями как МВФ, Мировой банк и прочие структуры глобального денежного механизма, по моим подсчетам, больше 80% операций, которые выглядят, как экономические, на самом деле экономическими не являются.
Все эти кредиты… они же в большинстве случаев являются безвозмездными. Безвозмездно отданные деньги это не есть экономическая операция. Это сверх экономическая операция, и даже сверх политическая…

Гордон: То есть это экспансия, по сути дела?

Зиновьев: Это форма экспансии. Совершенно верно.
И ещё, при оценке мощи современных партнеров мирового процесса, нужно, прежде всего принимать во внимание такие факторы как: военная мощь, организация, пропагандисткой аппарат, идеология и т.д. В этом смысле, сверх общество о котором мы говорим – конкуренции не имеет.





Далее вопросы зрителей, но хочется остановиться на том моменте, где говорится, что даже в США, с их максимальным уровнем потребления, довольно много нищих, безработных и бездомных людей. И если зритель спросил,- когда же будет хорошо? – он 90% из ста, имел в виду не то, когда всем будет хорошо, а когда ему будет хорошо…
И здесь вспоминается фраза из прочитанной вчера статьи А. Фурсова – «Как говорил непопулярный сегодня В. И. Ленин, тот, кто берется за решение частных вопросов без предварительного решения вопросов общих, будет на каждом шагу натыкаться в решении частных вопросов на эти нерешенные общие».

Кстати, в этой статье, А. Фурсов с самого начала ссылается на мнение А. Зиновьева, о современной официальной науке, которое разделяет.

Приведу здесь выдержки из этой статьи:
* * *
К сожалению, официальная наука, та, которую англосаксы называют «conventional science» или «conventional scholarship», мало занимается острыми вопросами, делая вид, что официальные схемы и интерпретации в главном бесспорны, а дискутировать можно только по поводу деталей, мелких частностей. Причины очевидны. Во-первых, сама наука в ее нынешнем состоянии и ее организационных формах — структура довольно ригидная и иерархическая; пересмотр, тем более кардинальный, схем, которые подаются в качестве
незыблемых и в подтверждение которых написаны тонны диссертаций, обесценивает или, как минимум, ставит под сомнение и на писанное, и иерархию. И может вскрыться, что
король-то — голый: кандидат «А» — вовсе не кандидат, а недоросль; доктор «Б» — вовсе не доктор, а двоечник; академик «В» — в лучшем случае продвинутый семиклассник.
Во-вторых, наука — только в идеале поиск истины. Когда-то в «Зияющих высотах» А. А. Зиновьев заметил, что современная наука не есть сфера человеческой деятельности, участники которой только и заняты поисками истины. Помимо научности в науке содержится и антинаучность, которая нередко выглядит более научно, чем научность; антинаучность, согласно А. А. Зиновьеву, паразитирует на научности и соотносится с ней,
как сорняк и культурное растение.
Сам факт существования антинаучности объясняется тем, что наука —
массовое явление, управляемое социальными законами. В реальности же это один из организованных способов «жизнедеятельности множества людей, добывающих себе жизненные блага и добивающихся жизненного успеха (известности, степеней, званий, наград)», а формальная основа этого способа — деятельность, именуемая научной; формальная — поскольку «лишь для ничтожной части этих профессионалов научное познание есть самоцель»1. В связи с этим, фиксирует А. А. Зиновьев, третье и, пожалуй, главное препятствие на пути научного познания социальных объектов — гигантская армия людей, профессионально занятых в сфере науки.
Парадокс? Отнюдь нет. По достижении определенного количества занятых лиц в любой организации происходят качественные изменения: мало того, что все большая часть работы выполняется все меньшим числом сотрудников, то есть нарастает балласт, который социально играет все большую роль, а его представители часто выталкиваются на руководящие должности со всеми вытекающими последствиями. Но главное — на смену реализации содержательных, сущностных задач приходит воспроизводство функциональных и формальных сторон и прежде всего — поддержание и укрепление иерархии. Последняя в науке лишь внешне имеет респектабельный академический вид, а по сути это обычная чиновничья «контора дяди Никанора», в которой старшие чиновники провозглашаются «крупными учеными», «членами» различных степеней. Как говаривал чеховский герой, а «заглянешь в душу — обыкновенный крокодил».

* * *
«Фальшивые ученые» нередко входят в роль и начинают всерьез считать себя не просто учеными, но выдающимися учеными, много сделавшими для науки, почему-то полагая объем корыта, в которое удалось всунуть рыло, показателем научных достижений. Как социальные персонажи «фальшаки» обрастают кликами, кланами, камарильями, челядью,
которые выступают в качест ве ядер «научных племен» («scientific tribes»), то есть именно того, что Т. Кун называл парадигмой — един ством совокупности определенных подходов (способов видения реальности и постановки вопросов) и научного сообщества, продвигающего или даже навязывающего эти подходы в качестве доминирующих. Парадигма, дополним мы Куна советским опытом (впрочем, почему только советским? в западной науке дела обстоят во многом так же, но там начальническая бездарь лезет не в членкоры и академики — там это не приносит значительных материальных благ, —
а в мэтры научных школ и т. п.), есть иерархия авторитетов. Исследование происходит в определенном поле, по «понятиям» этого поля, часто с учетом мнения живого фальш-классика или установок усопшего (тотем, божок) авторитета, «приватизированного» стаей более или менее бездарных учеников или выдающих себя за таковых3.
Покушение на племенные авторитеты, как правило, карается — от мелких подлостей (при защите диссертации, прохождении монографии, избрании по конкурсу на должность, например профессора, и т. п.) до остракизма или войны на социопрофессиональное уничтожение, на вытеснение из дисциплины. Иными словами: авторитет есть социальное
оружие, кистень парадигмы как социального индивида. Он — одно из средств поддержания традиции, то есть господства продукта (по)знания над процессом (по)знания, знания — над познанием, знания — над пониманием.


Прочитать полностью можно по ссылке
«НОРМАЛЬНАЯ НАУКА» VERSUS «АНАЛИТИКА»

PS В принципе, ситуация сложившаяся в научной сфере, во многом напоминает систему отношений в других структурах…

PS Недавно довелось, если можно так сказать, поспорить, на предмет отечественного и штатовского кинематографа. Аргументы были убийственными в том смысле, что человек живет всё ещё в 90-х... И не он один, похоже...
Собственно в отечественном кинематографе сложилась та же форма кумовства…
PPS Недавно, хотела посмотреть какое-нибудь кино, посмотрев по 15 мин. (на болшее не хватило терпения) два фильм один производства Британии (Женщина зимой) другой США (Мамуля), и ещё два в том же режиме, потеряв при этом час времени, поняла, что кинематограф в целом в мире - деградирует. И говорить о кинематографе США как о прогрессивном, как, скажем в 80-е и 90-е годы, уже нельзя. Тогда это было хотя бы свежо, теперь избито. Принципиально выпячивается благосостояние общества, в то время как не многие живут ина этом уровне достатка, и могут себе позволиить ничего не делая, всё время ставить маленькие бытовые эксперементы на собственной судьбе, где в итоге всякий риск оправдывается итоговым бонусом, материльным конечно, что влечет моральное  удвлетворение героев кина. Общение героев шаблонно и узнаваемо, театрально и постановочно до безобразия… Т.е. кинематограф утратил живость и естественность и приобрел форму навязывания образа жизни, а именно растительного и животного существования.
Ни о каком вертикальном векторе нет и речи, а если есть то выглядит это на фоне глянца по меньшей мере неправдоподобно. Да и в фильме сути не раскрывается всё поставлено на эффекты и хорошее качество картинки и никакого смысла в заезженных фразах, которые по смыслу звучат примерно так – «будь первым, не останавливайся, ты горд, тебя не сломить» (Женщина зимой) – скорее раздражают, чем стимулируют на движение вперед…
На такое движение вдохновляют скорее вот такие слова:
* * *
ЕСЛИ...

О, если ты покоен, не растерян,
Когда теряют головы вокруг,
И если ты себе остался верен,
Когда в тебя не верит лучший друг,
И если ждать умеешь без волненья,
Не станешь ложью отвечать на ложь,
Не будешь злобен, став для всех мишенью,
Но и святым себя не назовешь,

И если ты своей владеешь страстью,
А не тобою властвует она,
И будешь тверд в удаче и в несчастье,
Которым, в сущности, цена одна,
И если ты готов к тому, что слово
Твое в ловушку превращает плут,
И, потерпев крушенье, можешь снова -
Без прежних сил - возобновить свой труд,

И если ты способен все, что стало
Тебе привычным, выложить на стол,
Все проиграть и вновь начать сначала,
Не пожалев того, что приобрел,
И если можешь сердце, нервы, жилы
Так завести, чтобы вперед нестись,
Когда с годами изменяют силы
И только воля говорит: "Держись!" -

И если можешь быть в толпе собою,
При короле с народом связь хранить
И, уважая мнение любое,
Главы перед молвою не клонить,
И если будешь мерить расстоянье
Секундами, пускаясь в дальний бег, -
Земля - твое, мой мальчик, достоянье!
И более того, ты - человек!


Редьярд Киплинг (Перевод С.МАРШАКА)

но это всё уже было, и современным обществом, (сделавшим ставку на то, чтобы казаться, а не быть), успело забыться…
Tags: А. Зиновьев, А. Фурсов, Р. Киплинг, аналитическое, господин Гордон, кинематограф, наука, общество и сверхобщество, социодиагностика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments