7slov (7slov) wrote,
7slov
7slov

Об истории

Уже два дня не покидает ощущение того, что если не устояться в уверенности своей правоты окончательно, то так и будешь балансировать «между». Эта мысль посетила на основании наблюдений за расстановкой ценностных приоритетов в обществе. Всё-таки развитие общества и личности по форме совершенно не отличаются, и наблюдение за общественной жизнью даёт гораздо больше пищи для размышления на предмет трансформации каждой отдельной личности, чем наблюдение за самой личностью. Всё же философствования Ницше (упавшие на голову с верхней полки) «О пользе и вреде истории для жизни», оказались весьма кстати. Я во многом с ним согласна. Правда некоторые вещи я вижу иначе, наверное, с точки зрения человека своего времени и другой страны, хотя к своему времени я относила себя всегда чисто условно, да и к местности привязана не была и никогда не укоренюсь. Думаю, что немцы в гораздо больше напоминают русских, чем те же французы и англичане, поэтому точка зрения немецкого философа на историю вообще, не может быть непонятна.
Правда некоторые вещи удивляют, деятеля Ницше выставляет одержимым идеалами всеобщего счастья, что само по себе прекрасно, но в строках сквозит сарказм:

«Целью же своей деятель всегда избирает какое-либо счастье, если не свое собственное, то счастье целого народа или всего человечества; он бежит от резиньяции и пользуется историей как средством против резиньяции. Большею частью его не ждет никакая награда, а разве только слава, т. е. право на почетное место в храме истории, где он может, в свою очередь, быть для следующих поколений учителем, утешителем и предостерегателем. Ибо его заповедь гласит: то, что однажды помогло развернуть и наполнить еще более прекрасным содержанием понятие «человек», то должно быть сохранено навеки, чтобы вечно выполнять это назначение. Что великие моменты в борьбе единиц образуют одну цепь, что эти моменты, соединяясь в одно целое, знаменуют подъем человечества на вершины развития в ходе тысячелетий, что для меня вершина подобного давно минувшего момента сохраняется во всей своей живости, яркости и величии, – в этом именно и находит свое выражение основная мысль той веры в человечество, которая вызывает требование монументальной истории».

Может он в чём-то и прав и в действительности движет историю не теоретик, кого, по-видимому, Ницше величает деятелем, а практик, т.е. делатель, может он и не является успокоителем и вдохновителем, но зато примером: «то, что сумел я, сможете сделать и вы». Но без теории нет и практики. Практик отваживается на действие, благодаря теории. 

Читаем дальше:

«Монументальное не должно появляться — вот обратный лозунг. Тупая привычка, все мелкое и низкое, заполняющее все уголки мира и окутывающее тяжелым земным туманом все великое, становится поперек пути, которым шествует это великое к бессмертию, воздвигая всяческие препятствия, наводя на ложный след и выделяя удушливые испарения; Путь же этот идет через мозг людей, через головы затравленных и скоропреходящих животных, которые снова и снова появляются на поверхности жизни для тех же бед и с трудом поддерживают некоторое время свое су¬ществование. Ибо они прежде всего хотят одного: жить во что бы то ни стало. Кто мог бы предположить, что между ними происходит то упорное состязание в беге с факелами, устраиваемое монументальной историей, которым только и может жить дальше великое! И все-таки снова и снова просыпаются единицы, которые, оглядываясь на прошлое величие и подкрепленные созерцанием его, испытывают такое блаженство, словно человеческая жизнь — великолепное дело, а самым прекрасным плодом этого горького растения является сознание, что некогда люди, совершая круг своего существования, кто — гордо и мощно, кто — глубокомысленно, кто — полный сострадания и готовности помочь другим,— все завещали потомству одно учение: наиболее прекрасна жизнь того, кто не печется о ней».
Действительно…вдруг вспомнились строчки из песенки, которую я состряпала 10 лет назад:
Похоже, кто б куда ни шел,
И кто бы ни ловил чего, ничтожен наш улов,
Это мир иллюзий и снов.
Это причина «опущенных рук», это оправдание бездействия. Зачем что-то делать, если ничего не имеет смысла? Но если ничего не делать, то кто-нибудь сделает это за нас, и это может создать настолько невыносимые условия, что придется искать выход в самовольном уходе из жизни. Поэтому, хорошо понимать, такую вещь, как: всё что имеет смысл это духовный рост, но действовать всё же надо. Отсюда вывод не все деятели и делатели делают, что-либо из невежества сдобренного пафосом, а скорее из понимания, и движимы они не слепым энтузиазмом, а пониманием: если не я, то за меня, и далеко не то, что мне подходит. Вот и вся философия.
Грех сподвигает нас к добродетели. А потом мы хотим сделать мир достойным себя.
Вернёмся к Ницше: 

«мы стараемся вырастить в себе известную новую привычку, новый инстинкт, вторую натуру, чтобы таким образом искоренить первую натуру. Это как бы попытка создать себе a posteriori такое прошлое, от которого мы желали бы происходить в противоположность тому прошлому, от которого мы действительно происходим, — попытка всегда опасная, так как очень нелегко найти надлежащую границу в отрицании прошлого и так как вторая натура по большей части слабее первой. Очень часто дело ограничивается одним пониманием того, что хорошо, без осуществления его на деле, ибо мы иногда знаем то, что является лучшим, не будучи в состоянии перейти от этого сознания к делу. Но от времени до времени победа все-таки удается, а для борющихся, для тех, кто пользуется критической историей для целой жизни, остается даже своеобразное утешение: знать, что та первая природа также некогда была второй природой и что каждая вторая природа, одерживающая верх в борьбе, становится первой».

Вот оно. Чтобы одержать верх, надо бороться, и в первую очередь с собой и своими пороками. Вторая натура слабее первой до тех пор, пока не зафиксировалась, и не загнала первую глубоко в подсознание, но делать нельзя ни того, ни другого. «Ничего нет тайного что ни стало бы явным», как и нельзя стоять на том, что не является истиной. Пороки надо искоренять, но это не значит, что надо изгнать всего себя, нам ведь с собой жить. И нельзя забывать, что помимо пороков в нас есть добродетели.
Человек существо крайностей склонное к шизофрении. Либо всё моё останется со мной либо всё выкидываю нафиг. «Или всё, или ничего». Глупо.
Анализируя поведенческие модели, я видела проявление крайностей, это не может не бросаться в глаза, видела это и в себе. Человек уравновешен до тех пор, пока не соприкасается с такими сложными для его восприятия и понимания материями, как политика, история, культура. Здесь человек теряет свою благостность, превращаясь в монстра крайностей. Т.е. человек либо отрицает всё устаревшее (прошедшее) и пестует и продвигает исключительно новое, каким бы ни было это новое, либо с головой погружается в прошлое, срастаясь с ним и безоговорочно поддерживая только то, что имеет авторитет (одобрено авторитетными лицами разных времен), т.е. вошло в историю, то на чём стоит штамп «проверено временем». Но редко кто утруждает себя аналитическими размышлениями, «а оправдано ли временем»? «каковы результаты проверки»? никто не смотрит в статистику, у каждого свой миф об исторической справедливости, или её отсутствии.
Что такое правота это не просто исторические факты, а факты, подкреплённые действием, проверенные на пригодность в нынешних условиях. Но часто мы заблуждаемся, и желая устояться в совей правоте отстаиваем идеи фикс, тем самым защищая вовсе не свои убеждения, а нечто однажды воспринятое нами из чьих-то рук за неимением своих убеждений по этому вопросу. Поэтому тем, кто устоялся в чём-то основательно, им конечно проще, до определенного момента, они могут использовать свою «уверенность» для оспаривания всего, что не вмещается в рамки их понимания, у них даже есть аргументы, основанные на собственной концепции, выработанной со временем на базе «исторических фактов», собственных домыслов, «истин» рожденных в спорах с людьми, имеющими похожие убеждения, и тип мышления соответствующий их собственному.
Я относилась к типу людей неисторического склада, я даже в школе не любила историю, все, что касалось прошлого, мне было неинтересно, я бредила новым, страдала изобретательством, искала формы, каких ещё не было, но всегда уважала людей умеющих соединить прошлое с настоящим, перебросить мостик от прошлого к будущему. И только теперь поняла, что это возможно лишь человеку, дорожащему каждой минутой настоящего, не в смысле как кусочком бытия, а как возможностью изменить все, что стоит изменить, соединить, то, что может показаться, не подлежит соединению, и разорвать связи которые вредят прогрессу и росту.
Думаю, что в подсознании эти ростки у меня уже имелись, но сознание никак не хотело мириться с таким положением вещей. Ведь не всё с чем приходится «объединяться» тебе близко и понятно, даже скорее наоборот, первая реакция это отторжение, глубокое непонимание и сопротивление, как всему, что не является совершенным. Но в том-то и состоит работа, соединить, не желающее соединяться, тем самым произвести жизнеспособное детище. Задача сложная, но вполне осуществимая.
Балансировать «на грани» в этом мире — священная необходимость. Но в чём действительно стоит устояться, это в правильном взгляде: чистом признание правды и непризнание лжи. Надо всегда помнить, что такая жизненная позиция никогда не отстаивается пассивно, но только с приложением немалых усилий, ведь ничего нельзя узнать, не войдя в процесс, ничего нельзя изменить, не сделав (на время) это своим.
Для изменения этого мира одного индивидуализма не достаточно, должен быть ещё и личностный стержень, сохраняя который мы опираемся так же и на историю существования земли, историю каждой страны в отдельности, как одну из составляющих. Естественно эти границы когда-то размоются, однажды сотрутся. Но до этого времени многое надо будет строить, и перестраивать, в соответствие с требованиями времени и высвободившимся потенциалом. С этой точки зрения знание и продвижение истории является необходимостью.
Чем восточная философия, а соответственно и история отличается от западной: восток приспосабливает себя к этому миру, запад приспосабливает этот мир к себе. Это две вещи, которые следует соединить. На первый взгляд вещи несоединимые. Но именно в этом есть необходимость времени. Исторический опыт говорит за это.
Абсолютное знание вбирает в себя всё, но не в состоянии хаоса, а в состоянии порядка. Этот мир — арена борьбы хаоса и порядка, зла и добра. История это мировой опыт, который надо привести в порядок. Потрудимся же, по мере сил и возможностей!
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments