7slov (7slov) wrote,
7slov
7slov

Category:

Солнечное воскресенье. Даниловское кладбище

Думаю, люди, которые психически неуравновешенны или считают себя такими, или пришли к этому, спекулируя на своей якобы психической неполноценности (иногда выгодно закосить под психа), пытаются найти у других психические отклонения, и как видавшие виды терапевты норовят поставить диагноз тоном провидца. Такие люди часто бывают психиатрами и священниками. Но это плохие психиатры и священники. Правильнее разубедить человека в том, что у него наличествует какое-то психическое отклонение. Потому, что людей-кремней не бывает, жизнь на земле сложна — материя давит. И даже освободивший свой дух испытывает усталость, раздражительность, недовольство окружающим информационным полем. Человек в состоянии психической усталости это не то же самое, что человек в состоянии психического сдвига. Иначе любого из живущих на земле, можно записать в шизофреники, в то время как мы всего лишь психопаты. Эти мысли пришли мне в голову после того, как у меня зазвонил телефон. Знакомый выяснил кое-что по делу, и между прочим спросил где я сей час нахожусь, я сказала что на Даниловском кладбище, надгробья фотографирую. «Понимаю тебя», — сказал он — «я тоже, когда мне тяжело было, на близлежащее кладбище ходил, оно очень хорошо оттягивает отрицательную энергию». «А, кто сказал, что мне тяжело»? — спросила я. «Да брось ты, на кладбища просто так не ходят» — ответил он.
Да, меня периодически тянет на кладбища, и правда, не в самых радужных состояниях души, но я стараюсь совмещать приятное с полезным. Выискиваю старые надгробья, которые ещё не срыли и которые от времени в землю не вросли. Разные крестьяне, купцы, мещане и дворяне, т.е. граждане жившие до нас. Среди них ведь встречаются люди интересные — почётные и именитые граждане, стало быть, занимались либо полезной общественной деятельностью, либо благотворительностью.



 

Атмосфера на Даниловском кладбище где-то сродни Пятницкому и отчасти Донскому









Надгробья символизируют сладковатый вкус привязанности. Проходит время — проходит привязанность. Уходят те, кому был дорог усопший, и могила превращается в мини-свалку. Потому, что престает играть возложенную на неё роль. Перестаёт быть символом успокоения, питать своей сладко-горькой грустью.















Получать специфическое удовольствие от пребывания на кладбище это не патология, но есть в этом элемент некрофилии, это где-то любовь к осознанию бренности мира, хотя некрофилия это прямое порождение некрофобии. Но думаю, что преодолела то и другое, вовсе не испытываю желания раскопать могилку и полюбоваться останками.
В раннем детстве, очень любила смотреть на покойников, специально ходили к моргу заглядывали в приоткрытые окна, иногда удавалось увидеть нечто любопытное, вроде вскрытого младенца с головой прикрытой белым колпаком, или иссиня белую ногу взрослого покойника.
Но в раннеподростковом возрасте стала избегать встреч с почившими. И если на похоронах иногда случалось оказываться у гроба и долго наблюдать застывшую маску смерти, она ещё три ночи маячила в моём воображении, не давая уснуть, с назойливым подтекстом: «Жизнь в этом мире и есть смерть, всюду смерть»…
С годами прошло то и другое и теперь «тело без души» не вызывает у меня никаких особых эмоций, мне это не кажется ни отвратительным ни привлекательным. Просто оболочка, просто материя без энергетического содержания, органика, которая должна разложиться и удобрить почву, может быть сожжена и развеяна по ветру.

На кладбище всегда такая богатая растительность. Моя мама до сих пор наивно полагает, что выросшие на её могиле цветы и деревья будут содержать в себе часть её души (память, матрицу). «Сожгите меня» — вздыхает иногда мама, рассуждая о смерти, — «не хочу, чтобы меня жрали черви». В то же самое время она соглашается, что человек многослоен и вбирает в себя тела иной плотности. Но почему-то ей кажется, что и эти тела умирают вместе с грубой плотью. «А что же остаётся»? — спрашиваю я. «Маленький сгусток энергии улетает в космическое пространство» — говорит она. «И это и есть мы»? «Нет», — отвечает она, — «это просто энергия». «А что же является нами»? «Вот то, чем мы являемся в живом виде, это и есть мы, а после смерти мы распадаемся и это уже кто угодно, но не мы». Ну да, что-то червяку достанется, что-то дереву, что-то дяде Васе который это дерево однажды спилит, что-то в космос улетит… Вот такая теория бытия/небытия после жизни гнездится у моей мамы в голове. При этом человек признаёт наличие души и духа. Странно как-то. 





Subscribe

  • Сад, как Реальность и Тайные явности

    Душа, это конечно не тело, но плоть – уплотненный образ души в материальном мире. Молиться на этот образ не стоит, но и пренебречь им полностью…

  • Кшатрийский формат...

    Думала тут, почему к индусам реальность с такими жесткими требованиями подходит. К России тоже. Но в России всё списывают на холодную погоду. А в…

  • 2015-01-11- БГ 14.10 - Привязанности и антипатии

    В целом хорошая лекция, по поводу техничного оставления материи, на предмет «выдавливания из неё какой-то расы». Но вот по поводу…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 21 comments

  • Сад, как Реальность и Тайные явности

    Душа, это конечно не тело, но плоть – уплотненный образ души в материальном мире. Молиться на этот образ не стоит, но и пренебречь им полностью…

  • Кшатрийский формат...

    Думала тут, почему к индусам реальность с такими жесткими требованиями подходит. К России тоже. Но в России всё списывают на холодную погоду. А в…

  • 2015-01-11- БГ 14.10 - Привязанности и антипатии

    В целом хорошая лекция, по поводу техничного оставления материи, на предмет «выдавливания из неё какой-то расы». Но вот по поводу…