7slov (7slov) wrote,
7slov
7slov

Жопоголизм, как он есть...

Внимание, важно для понимания вопроса:
Что такое жопоголизм
Что такое небыдло

Из френдленты
по наводке   iolantaz

И. Прохорова в свои 57 лет, рассуждая о геронтократии, противопоставляется 60-летнему президенту, утверждая, что он морально устарел, а она сотоварищи ещё ого-го...

Увы, славная традиция старчества продолжилась и в 1990-е годы, когда молодые реформаторы, не успев толком начать преобразования, были быстро оттеснены старой партийной верхушкой сначала в лице Черномырдина, а затем Примакова. Сразу предвижу возражения, что возраст не обязательно синонимичен ретроградству, а молодость вовсе не залог прогресса. Спешу согласиться с этими доводами; действительно, человеческая зрелость предполагает наличие и жизненного опыта, и большей терпимости, и широты взглядов на жизнь. Однако в нашей советской и постсоветской политической истории безотказно действующий принцип «негативной селекции» поставляет на руководящие посты людей вполне определенного типа: если они даже крепки телом, то в душе они злобные старцы.

Данный тезис как нельзя более точно определяет стиль правления путинского режима, в свое время получившего ироническое название «режима нуво». Вспомним, какова была первая символическая акция пришедшего к власти в начале 2000-х мрачного клана - возвращение советского гимна. Эта установка на свертывание, выдавливание, подавление новых форм социальной жизни и мышления последовательно проводилась в жизнь в течение последней декады людьми вполне физически молодыми, но морально уставшими уже с начального момента правления. И сейчас мы наблюдаем финал этой драмы, когда партийно-комсомольско-кгбешные дорианы греи осознают неумолимое наступление телесной старости. ( Обратите внимание, как в согласии с доброй старой традицией, законодательная вакханалия развернулась сразу же после празднования 60-тия президента.)

Не отсюда ли такая жгучая ненависть к оппозиции, флагманом которой выступают молодые люди? Ничем не оправданные жестокие расправы с правозащитниками, активистами, актуальными художниками (Сергей Магницкий, Pussy Riot, Михаил Лузянин, продолжите список далее), преследование волонтеров, изничтожение НКО, короче всего, что дышит и движется, не есть ли верный признак вампирической сущности дряхлеющей власти, жаждущей молодой крови для поддержания слабых сил? Но все эти славные деяния меркнут перед последним актом политической агонии – запретом на усыновление российских детей-сирот гражданами США. Какая уж тут Сусанна со своими старцами, это поистине доисторический сюжет в духе древнегреческих мифов: кровожадный бог Кронос, пожирающий своих детей…



Отчет холопов Ирины и Михаила Прохоровых главному либеральному центру

Прохоров принадлежит, по словам его сестры, к уникальному поколению везунчиков: последнему получившему образование при старом порядке и первому для того, чтобы использовать возможности постсоветской системы. “Его поколению очень повезло, - сказала Ирина за ужином 1 сентября вечером в Москве. Она на девять лет старше своего брата, и не вошла в эту когорту. “С одной стороны, они получили хорошее образование от советской системы, и, с другой стороны, они не знали репрессий; они так и не успели привыкнуть к ним. Они были бенефициарами унаследовавшими атмосферу творчества и радости, которая вышла из перестройки.

Прохоров родился 3 Мая 1965 года, с глазами матери и темными волосами. Он был выше всех ещё в детском саду и выше всех одноклассников. Первые 10 лет Прохоровы жили в доме, известном как хрущоба, что созвучно слову “трущоба”, от фамилии президента Никиты Хрущева. Родители Прохорова оба были профессионалами. Отец вырос в Сибири, один из восьми детей. Из семьи кулаков, относительно богатых крестьян, которые преследовались как классовые враги при большевиках и при Сталине. Он все потерял и был вынужден бежать из одной части Сибири в другую.

“Наша бабушка и ее восемь детей жили в огромной бедности”, - сказала Ирина. - Мой отец никогда не говорил мне о преследованиях, до конца 1970-х годов. Он сказал : " я не хотел рисковать». Было страшно рассказать политический анекдот. Михаил и я, были гораздо более свободными в разговорах по телефону но мать всегда говорила : " Прекрати это! ”

Дмитрий направился в Москву, чтобы изучать право, и в конце концов стал руководителем международного отдела Советского Спортивного комитета, который дал ему редкую привилегию - выезжать за рубеж. Даже самые скромные сувениры, купленные в аэропорту, ценились как талисманы Запада. Одноклассница Прохорова вспоминала день, когда они были в 10-м классе и “Миша”, как он называла его, вытащил его под стола, что-то из экзотического материала, называемое чай со льдом, - что за странная идея! “И тогда он сказал : " Вы хотите попробоват
ь Toblerone?’ ”

“Наш отец был действительно замечательный человек,” - сказала Ирина. “Я думаю, что мой брат унаследовал от него феноменальную память, воображение и смелость - все добродетели, которые были бесполезны при советской системе. Мой отец был более или менее успешным, но я помню его горькие замечания, когда он вернулся из поездки за границу. Он мог видеть разницу между жизнью на западе, и, тем, как жили мы.” (В конце 1950-х годов, - сказала Ирина - их отец был приглашен в КГБ, но отказался, когда мать сказала, что бросит его.) Мама выросла в Москве и работала инженером в университетской исследовательской группе специализирующейся на пластмассе. Бабушка, Анна Белкина, была выдающимся микробиологом, и во время войны оставалась в Москве, чтобы делать прививки, а мать, Тамара, двинулась на восток в более безопасные места. Бабушка была еврейка, но ей удалось избежать участи многих своих коллег, которые были лишены имущества, изгнаны или убиты во время волны антисемитизма, которая охватила Советское общество после второй Мировой Войны. Хотя она написала две докторские диссертации, ей было отказано в возможности защитить их и она не получила степень доктора философии. Она каждый вечер ложилась спать, с сумкой вещей, до утра ожидая ареста.

“Мы жили в больших противоречиях, - сказал М. Прохоров. “Там как общественность должна была поддерживать режим, и тогда не было частной жизни, вся она сводилась к беседам на кухне, где мы слушали по радио " Голос Америки ", и читали запрещенные книги.Родители говорили, что нам надо быть благоразумнее. Думать можно обо всём, но говорить об этом надо осторожно. Когда вы подросток 12-14 лет, очень нелегко ощущать границы дозволенного.”


Там же о том, что государственное имущество распродавалось в 10 раз ниже реальной цены и деньги переправлялись в банки для игры на курсе доллара от чего денежная масса возрастала не по дням, а по часам. И прочие победы "бенефициаров" унаследовавших анархию и вседозволенность, а с ней и место у государственной кормушки определенное либеральным центром в 90-х годах...

Tags: Холодная Война, жопоголизм, информационная гражданская война, небыдло
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments