7slov (7slov) wrote,
7slov
7slov

Categories:

М. Хазин о "законе Магнитского" и многом другом...

Наткнулась на интересную радиопередачу с Хазиным от 24 числа сего месяца,  и решила запостить. Но так как качество звука оставляет желать лучшего, то решила перепечатать всё что он говорит, потому что когда прислушиваешься, половина смысла теряется и многое упускаешь. Вставляла по ходу некоторые свои мысли, в связи с вопросами радиослушателей. Поэтому так и оставлю.


Тема сегодняшней передачи это большая пресс-конференция Владимира Путина, которая состоялась несколько дней назад. С точки зрения содержания самой пресс-конференции я скорее попытаюсь в меру своего понимания дать некоторую психологическую картину той ситуации, которая сложилась. Дело в том, что, мне во всяком случае так показалось, Путин не ожидал той реакции СМИ, которую он получил в реальности, он как бы рассматривал эту ситуацию, как отчет менеджера перед… ну, не важно, перед журналистами, перед советом директоров, (на совет директоров журналисты не тянут, ну, по крайней мере перед расширенным советом директоров вполне себе хозяйственной структуры). И он был готов отвечать на кучу разных вопросов, которые касались экономики, хозяйственных вещей, законодательства, а вместо этого он наткнулся на довольно жесткие требования дать ответ на политические вопросы. И здесь было совершенно четко видно, что он к этому не готов. Психологически. Соответственно есть два вопроса: Во-первых, куда интереснее было бы послушать про бюджет, про экономику, про ВТО. Нет… Все снова и снова возвращались к вопросу об усыновлении. И Путин не был готов, это было явно совершенно, по тому что он регулярно уклонялся от ответов, более-менее вежливо. Ну и кроме того он постоянно ссылался на Соединенные Штаты Америки в качестве примера, что вызывало у журналистов дикое раздражение. Это впрочем, понятно, да? Потому что большая часть нашего журналистского сообщества, это соответственно люди глубоко либеральных взглядов. Их вполне целенаправленно так воспитывали, вполне целенаправленно дрессировали, ну и в общем, не секрет, что подавляющая часть наших СМИ коммерчески несостоятельна. Деньги они получают от олигархов, а олигархи в основном все люди либеральные. Я уже не говорю о тех, кто получает деньги напрямую от запада. Хотя, этого можно было бы аккуратно не говорить. Я напомню, что газета «Ведомости», одна из нескольких газет, которая практически официально, легально поддерживает цензурирование, а она соответственно является дочкой, по-моему уолт стрит джорнал и ещё чего-то.
И соответственно в этой ситуации, естественно совершенно, что ссыл на США вызывал у них дикое раздражение, понятно почему. Это очень хорошо было видно в свое время в 90-е годы по выступлениям нашего министра иностранных дел Козырева, который на любые попытки объяснить ему, что то или иное решение ущемляет права России, он отвечал – Вы что хотите, это цивилизованные страны, если они приняли такое решении, то они правы. Просто потому, что они цивилизованные, да? А мы, там – дикие люди. Что касается Путина, то его точно так же раздражал такой вот подход насчет цивилизованных стран. Иными словами у него произошел ярко выражены психологический конфликт с частью журналистов, причем конфликт этот носил характер психолого-политический. Складывалось такое ощущение, что журналисты принципиально отказывали ему в праве ссылаться на какой-то мировой опыт – что нам мировой опыт, когда у нас наши проблемы есть. А Путин попытался объяснить, что если вы такие либералы, то давайте посмотрим на передовой либеральный опыт: там, эти задачи решают вот так. Мы решаем точно так же. Чем мы хуже? В этом смысле было очень смешно. Путин в некотором смысле играл роль большего либерала, чем, собственно, либеральные журналисты. Однако у либеральных журналистов либерализм книжный: вот как сказано, так и должно быть, а как на самом деле нам не важно, потому что, не с нашим «свиным рылом в калашный ряд», там цивилизованные люди, они знают лучше. А Путин им всё время пытался сказать – смотрите, как у цивилизованных. И этот конфликт на самом деле очень глубокий, я склонен считать, что он в ближайшее время очень активизируется.
Я напоминаю, что в 90-е годы, этот конфликт был ещё более острым. Потому что люди, как бы старые чиновники, которые понимали ещё, что такое независимое управление страной. Они постоянно ловили либералов начиная с Гайдара и Чубайса и заканчивая каким-то более мелкими фигурами, которые занимаются откровенным мошенничеством и жульничеством. Я самолично помню, как во время разговора на заседании, совещании министра экономики Ясина по поводу того, что не кредитуемся российская промышленность, первый зам. Министра Уринсон очень громко орал – Что за бред, если предприятие успешное, оно должно развиваться за счет прибыли, а кредиты нормальному предприятию не нужны. После таких выступлений совершенно понятно, либо он клинический идиот, либо его цель – разрушить российскую экономику. Отметим, что Уринсон, весьма и весьма, во второй части преуспел. Есть достаточно много предприятий, к разрушению которых он лично приложил руку.
А иными словами, как мне кажется, наезд журналистов на Путина во многом был связан с тем, что обострилась ситуация с выбором. То что было в 90-е и исчезло к началу двухтысячных по причине вымирания старых советских чиновников сегодня обостряется снова и журналисты, у которых интуиция в этом месте развита очень тонко, тонко почувствовали, что вопрос идет о жизни или смерти для них. Вопрос о том, что будут ли либеральные СМИ в западном смысле у нас, или же будут восстанавливаться государственные СМИ. Они прекрасно понимают что возрождении государственных СМИ это конец, для них ниши не будет. Потому что то, чем занимается наша либеральная журналистика, я даже не знаю, как это назвать… во всяком случае, это точно не способ донесения информации до человека, это скорее способ скрытой рекламы для непонимающего потребителя. А что касается Путина, тут ситуация тоже интересная, он видима, не ожидал такого политического крена, для него это оказалось неожиданно, он хотел выступить по-хозяйски. Я не склонен считать, что он настолько ничего не понимает, что соответственно делает вид, что политика нас сегодня не волнует. Я склонен считать, что он находится сегодня в состоянии очень тяжелого выбора. По целой куче косвенных причин, понимает – что-то надо делать, от либерального курса отказываться, потому что он просто не совместим с жизнью. Но также, он отлично понимает, что этот шаг должен быть очень хорошо подготовлен и качественно разработан, а разрабатывать-то и некому.
Я много раз говорил, что нам надо менять и кредитно-денежную политику, и экономическую политику. Я обращаю ваше внимание, что либералы в общем, уже всё осознали. Это хорошо видно по идее создания единого регулятора объединяющего Центробанк и агентство по ценным бумагам, смысл которого любой ценой сохранить либеральную команду, они уже поняли, что Игнатьев не боец, поэтому хотят поставить на этот пост Улюкаева. Вместе с тем, всем абсолютно очевидно, что, не знаю как этой весной или этим летом. Но через пару лет у либералов не будет шансов получить какую-либо приличную должность. Потому что мы видим, как вся либеральная модель разрушается у нас на глазах и по этой причине либеральная команда спешит, чтобы застолбить за собой это место ну, по крайней мере, на 4–5 лет. И этой ситуации, Путин, на политические темы говорить совершенно не хотел. Может быть это связано с тем, что он не хочет принимать решение, а отнести это на потом. Скорее всего он думает на эту тему, и совершенно резонно опасался, что из тех слов, которые он скажет, кто-то сможет сделать какие-то выводы – приятно ошибочные, а тем более правильные. И по этой причине он всё время пытался уйти от этого больного места. Есть ещё одно обстоятельство, если уж речь зашла о «Законе Магнитского», здесь есть одна интересная тонкость и важная психологически. Дело в том, что для российского чиновника ещё с советских времен одна из самых главных льгот – это выезд за границу. Я это очень хорошо знаю, потому что в 1998 году, когда меня удаляли из администрации президента, одному из главных наказаний, которому меня подвергли, просто на десять лет сделали не выездным, до 2007 года мне не выдавали загранпаспорт. У меня даже бумага есть где-то, из ОВИРа, в которой объясняется, что они не могут выдать мне паспорт в соответствии с письмом Администрации Президента. С их точки зрения, это было самое страшное наказание, которое только можно придумать. Угроза, не важно откуда она идет, изнутри России или снаружи, но закрыть границы, это, по их мнению, самое страшно, что только может быть. Даже страшнее конфискации счетов, потому что счета можно спрятать, а вот если нельзя выехать – катастрофа. И они до безумия боятся, что их не пустят. Разумеется либералы не боятся попасть в список Магнитского, но! список Магнитского вызывает ответку, а ответка может вызвать усиление реакции, грубо говоря, что все чиновники российские будут причислены к лицам, которых будет нежелательно видеть в США. С другой стороны может быть ответ внутренний, где будет сказано, что не имеют права дети чиновников учиться в зарубежных ВУЗах и там жить. Это довольно естественно , потому что у нас уже была история когда сына вице-премьера арестовали в Англии, за хулиганство, никто не знает, что там было на самом деле, но совершенно очевидно, чт после это английское правосудие и английские спецслужбы до тех пор пока ребенок не был выпущен из тюрьмы делать могли с соответствующим вице-премьером что угодно. А у нас, насколько я понимаю, большинство детей министров учатся за границей, а то и живут. И это типовая ситуация, которой до безумия боятся наши либералы и по этой причине, я сейчас не говорю о силовиках, которым это тоже страшно не нравится, но которые в данном случае ничего не могут сделать. Но либералы этого бояться до безумия, и поэтому совершено бешено нападают на тех, кто пытается противостоять «Закону Магнитского», противодействие, конечно не очень умное, но обсуждать специфику этого закона, я не хочу. Это займет много времени, а меня сейчас волнуют психологические мотивы. Мне кажется, что психологический момент связан именно с запретом на выезд. Вот это самая страшная катастрофа для российских либералов. Они готовы, как бы, убить всех, но только бы их не лишили такой возможности. Вот это нужно понимать. Тот метод, который был использован в качестве противодействия «Закону Магницкого», он достаточно глупый. Но тут уж ничего нельзя сделать, здесь скорее сказывается качество чиновников и депутатов. Т.е придумать что-то боле разумное они не смогли. Хотя, казалось бы, никаких нет проблем. Простейший совершенно способ: объявить список лиц, связанных с теми, кто голосовал за список Магницкого, а это практически все крупные корпорации и принять решение, что любая корпорация, связанная с этими лицами, может быть исключена из конкурса на разработку недр и на другой контракт в России без объяснения причин. Сейчас по правилам ВТО отечественная компании и компании США – равны, а тут, бац, и её выкидывают из конкурса. Если они спрашивают – На каком основании? А им показывают фотографию, где их руководитель сидит рядом с сенатором – Так они же родственники! – А наплевать! Вот это, как мне кажется, было бы более разумным. Ну уж ничего не поделаешь.


Мысль походу:

Далее звонки радиослушателей…второй из них навел на мысль о том, что, в принципе, тех, кто может стать не выездными понять ещё можно, т.е. я понимаю эту их истерию. Потому что у них уже накатана туда дорожка, у них там счета в банках дети или связи. Но вот людей, которые, не желая выглядеть быдлом, и желая показать себя интеллигенцией (потому что интеллигенция в России традиционно ориентируется на «цивилизованный запад»), рвут тельняшку на груди, и говорят, что они тоже за то, чтобы их дети и они сами могли ездить за границу, и учиться в т.ч., и что они от этого либералами не становятся. Конечно, они, простые граждане, либералами не становятся, потому что пока либералы у власти, и им, и их детям все пути заказаны (кроме тех, которые им определят в соответствии со статусом). В общем-то, все пути самореализации в родной стране и пути за границу в том числе. И либерал это не «плохой человек», а в актуальной реальности лицо, работающее на интересы другой страны внутри своего государства за оговоренную оплату и льготы и моральные бонусы в т.ч. Поскольку государство носителем языка и культуры которых являются сами либералы, находится в положении проигравшего. Само название – либерал – ни о чем не говорит, просто имя нарицательное. Хотя, пожалуй, можно было сформулировать это как – свобода выбора, какому господину служить. Естественно сильному господину. Отсюда можно заключить, что понятие «моя страна», у этого сорта людей купировано, ампутировано, аннулировано. Где, как, когда при каких обстоятельствах, это уж частности…

Хазин звонившему ответил:

В нашей стране либералы, довольно четко выраженная политическая группа. Это группа в которую входит Чубайс, в которую входят олигархи, в которую входит Навальный, в которую входит Волошин, в которую входит Юмашев. Вот это группа – либералы.
Их основные политические цели: 1) Никто не смеет оспаривать приватизацию; 2) Всё, что мы украли это наше; 3) Всё что мы украли, мы можем свободно вывозить за рубеж. Есть ещё 4-5-6, но для того чтобы это всё было, нам необходим внешний источник легитимности. Российское общество легитимность приватизации не признало, поэтому эти ребята свою легитимность могут сохранить только за счет внешней силы. Именно поэтому они отстаивают доминанту внешней силы. Именно поэтому они проводят то, что называется – либеральные реформы. Смысл, которых, разрушение российской государственности. Потому что российская государственность, уж коли она будет существовать, она будет неминуемо настаивать на возвращении справедливости и закона. Можно сегодня сколько угодно ругать Путинскую вертикаль за коррупцию, но давайте отдадим себе отчет: до двухтысячного года, в рамках этой вертикали, Путин был никто, он был начальник, там… управления делами президента. Это его максимальный чин, он был очень «небольшой человек», а современную коррупционную систему выстраивали те самые либералы Гайдар, Чубайс, Юмашев, Волошин с помощью американских союзников. Они целенаправленно выстраивали коррупционную модель, в которую потом пришел Путин, который получил её целиком. Можно спорить о том нравится она ему или не нравится, что он к её выстраиванию имеет слабое отношение, это уж точно. Давайте исходить из того, что либералы, это те, кто строили в России коррупционную систему, те, то заинтересован в том, чтобы она продолжала сохраняться. Вот это российские либералы, относится к ним Путин или нет, это отдельная тема. И по этой причине ля меня, как для гражданина России, главный вопрос – как разрушить эту систему. И если для этого на какое-то время закрыть границы, значит, придется закрыть границы. Иначе в России будут настолько открытые границы, что она совсем перестанет существовать. Вот из этого и давайте исходить.


Мысль походу:

Следующий телефонный звонок от человека, который представляет тот народный сегмент, который живет по принципу – «я ничего не понимаю, но дайте я скажу». Вот таких собственно людей и опасаются те, кто выстраивает грамотную внутригосударственную политику. И Путин в т.ч. Если внешнюю политику Путин выстраивает успешно, то внутри государства он сейчас сталкивается во-первых с противодействием либерального клана старого оплота, а во-вторых, тех народных течений, которые «тоже хотят жить хорошо», но как этого добиться понимают слабо, поэтому начинают хаять существующую власть, что де та «уворовала, зажралась, зажала деньги и не отдает бедным» и прочее. Вот эта внутренняя, довольно многочисленная группа людей, довольно опасна, именно своей глупостью, которая и подогревается, весьма активно, либеральной оппозицией.
Звонивший – многодетный отец. Его как бы можно понять. Что он хочет счастья своим детям. Но говорил он не об этом, а о том, что Путин выставил американцев дураками. А это говорит о том, что человек вполне обеспечен, три ребенка в семье гарантируют хорошие государственные дотации, о чем было сказано в обращении президента к федеральному собранию 12 декабря 2012 года. Сама знакома с человеком, у которого родился третий ребенок, и он делился со мной, что на двух детей пособие выплачивают регулярно, плюс земельный участок и льготы, я не сильно вникала, но он был доволен, что родился третий, а это дополнительные льготы. Думаю, что и звонивший вполне доволен. Но его волнует политика, в которой он хочет понимать, но не понимает. Ничего не поделаешь, время такое. Если хочешь понять – вникая, думай, анализируй, наблюдай. В 90-х вообще мало кто понимал, что на самом деле происходит, и при этом никто не возмущался. Но это не значит, что не было тех, кто понимал, и кто мало-помалу противостоял существующим колллонизаторским порядкам. Все бессознательно друг друга ели и ненавидели. Теперь, что-то осознали, и стали давать советы тем, кто непосредственно с этими материями работает. Не стараются понять, не вникаю, а обвиняют. Так не лучше ли понять простую вещь – каждому своё. Если у тебя трое маленьких детей, занимайся их воспитанием, или карьерой, и не лезь туда, в чем ты ничего не смыслишь. В этом смысле американские граждане, конечно намного удобнее для своей власти: делегируют полномочия и поддерживают, того кому их делегировали.
Наши же лезут с пространными домыслами.

На что Хазин ответил:

Я ничего сегодня не хочу говорить о детской политике, она у нас плохая, её нужно менять. Но когда речь идет о пресс-конференции, и обо всём остальном, дети здесь играют совершенно второстепенную роль. Ещё раз говорю, я поэтому и обсуждал психологические моменты, а не содержание.


Мысль походу:

Следующий «оратор», высказал мнение, что Путин приравнивает государство к самому себе. Но я бы сказала что граждане, тоже приравнивают государство, каждый к самому себе, они и вопросы-то ставят таким образом, что – «мне-то с того что»? Т.е. любые процессы, происходящие в государстве, они замыкают на самих себя.
Путин, кстати, ничего не говорил о том, что он гарант стабильности и инвестиций в страну. Он как раз сказал, что сравнение с застоем эффектно, но далеко от истины. Т.е. нет у нас застоя, потому что застой может быть только после какого-то времени стабильности, а стабильности в стране нет. У нас происходит внутренняя борьба, подогреваемая западом. Общество раздирается внутренними противоречиями и эти противоречия накаляются. Это можно сравнить с информационной гражданской войной. Чем люди обычно слушают, я даже сказать не могу:) Но что они выносят из услышанного ложный смысл – однозначно. Стало быть, они больше доверяют наиболее влиятельным СМИ (под влиянием которых они и находятся), которые всё ещё находятся под управлением либеральных кругов. Которые союзничают с западными идеологами и проводят в российское общество, (продолжают проводить), политику выгодную мировому бизнес сообществу, ну и нашим либералам, поскольку они очень конкретно вписаны в эту структуру. Это их борьба за усиление и сохранение своих позиций. Но граждане впрягаются и отстаивают чужие интересы сами того не понимая. Расценивая это как борьбу за свои собственные интересы.

Далее, ответ Хазина звонившему:

Возвращаясь к нашим любимым либералам, идея о том что основная задача нашего государства, это создание условий для притока иностранных инвестиций, это гайдаровская мулька. Когда он начинал, он её сочетал с замечательной фразой, – «для того чтобы пришли иностранные инвестиции, нужно снизить инфляцию». И по этой причине он зажимал денежную массу, в результате чего инфляция сдержек росла. Кстати моя ругань с либеральной командой, началась именно в 1996 году, когда я эту связь вскрыл, и открыто о ней объявил. Скандал был абсолютно грандиозный. Именно тогда, критикуя этот мой доклад, Уринсон начал объяснять, что приличному предприятию кредиты не нужны… Так вот, вся проблема состоит в том, что наше нынешнее представление о либералах очень отличается от того, которое записано в Большой Советской Энциклопедии, но давайте исходить из жизни. Сегодня, экономическую политику определяют люди, которые сами себя называют либералами, другое дело, что они не всегда проводят либеральные экономические реформы, но кое-что либеральное они делают. Например, они разрушают систему медицинского обеспечения, разрушают систему образования, это абсолютно либеральные реформы. И эти люди, которые контролируют экономическую политику, объясняют, что самое главное в жизни, это приток иностранных инвестиций. Путин им ответил на их языке. Он сказал – «ребята, под меня деньги в страну идут, а под Медведева не идут, поэтому с вашей же точки зрения, я лучше, чем Медведев. Потому что я обеспечиваю стабильность, которые обеспечивают иностранные инвестиции. Вы же сами сказали, что главное иностранные инвестиции, и какие претензии»… Вот я понимаю смысле ответа Путина именно так. Да, это в некотором смысле казуистика. Да, это в некотором смысле к реальности не имеет отношения. Но вопрос-то был задан либерально, в рамках либерального понимания, и в рамках этого либерального миропонимания Путин и ответил. Абсолютно логично…


Следующий человек, задал вопрос о том, много ли таких как Хазин, грамотных и порядочных людей, стоящих на тех же позиция. Из людей известных. Кстати, хороший вопрос.

Хазин ответил:

Вообще говоря, таких людей много. Проблема состоит в том, что их практически нет в структуре власти. Но я много знаю людей, с которыми я общался и работал. Некоторые из них остались на гос. службе, правда из позиции с тех пор не выросли. Я знаю людей которые сделали очень сильную карьеру, с тех пор как я был на гос. службе, но те, кого я считаю людьми порядочными, карьеры не сделали. Так что грамотных людей много и порядочных много, но они до принятия решений не допущены.


Следующий слушатель, сказал, кратко, что Путин, по всему, получается, проводит либеральные идеи.

Хазин ответил:

Я повторяю ещё раз, Путин пришел, в двухтысячном году к уже сложившейся системе, смысл которой был следующий: мы проводим либеральные реформы… какой целью? Почему мы проводим именно либеральные реформы? Потому что это условие, при котором Вашингтон, нас либералов, будет защищать. Поскольку внутренняя легитимность для либералов невозможна, ибо основа их власти это приватизация, а приватизация обществом не принята, значит нужно искать внешнюю легитимность. Скажем вашингтонскую, а Вашингтон требует проведение либеральных реформ – будем проводить либеральные реформы. Стало понятным, что страну это разрушит, и тогда часть либералов, наиболее трезвых, в т.ч. Юмашев и Волошин, решили немножко усилить патриотический вектор, и заодно ликвидировать внутриэлитные разборки. И под это дело пригласили Путина.
И вопрос сейчас только один, Путин, который был не просто частью этой системы, но не главной частью этой системы должен принять решение и эту систему разрушить.


Следующий звонок, по поводу того, что не бы ли за Закон Магнитского заранее спланированной провокацией?

Хазин ответил:

Всё же очень просто… Первое: была поправка Джексона-Веника, которая указывала России место на коврике в прихожей. Её решили отменить, потому что она стала мешать самим американцам. Они двадцать лет обещали её отменить… с точки зрения здравого смысл, она бессмысленна, поправка наказывающая страны за запрет эмиграции в Израиль. Понятно, что у нас года с 1989 эмиграцию в Израиль никто не ограничивает, а поправка продолжала действовать. Её обещали раз двадцать отменить – вы сделайте это, а мы отменим… мы делали они не отменяли. Вообще, с точки зрения политики, американцы одни из главных в мире кидал, это для ни стандартный способ, они кидают всех. Но поскольку сейчас им это не выгодно, они решили отменить, им нужна была другая поправка. И здесь очень удачно вылез Браудер.
И в американских и в российских тюрьмах умирает довольно много народу, не так давно в Канаде, нашего мальчика арестованного по ошибке избили сокамерники так, что он спал в кому, чудом выжил и непонятно сможет ли он вернуться к нормальной жизни, при этом у него достаточно бедная семья, она не может себе позволить его содержать никт за его содержание естественно в больнице не платит ну и т.д. и никто по этому поводу не возмущался. Казалось бы, принять решение наказать виновных в Канаде, выкинуть канадские фирмы из России, ну и т.д. Нет, этим никто не озаботился. В наших тюрьмах тоже много погибают, это американцев тоже мало волнует. Почему Браудер? Во-первых он американец, во-вторых, есть целая куча вопросов. Браудер, как мы знаем, спекулировал на акциях Газпрома. Причем именно тогда, когда там был двойной рынок. У нас тоже есть люди, которые на этом спекулировали. К примеру, первый вице-премьер Шувалов. Вот пример того как по его словам он стал мультимиллионером: взял кредит в банке, купил акции Газпрома, до повышения, зная, что вот-вот отменят двойной режим по акциям, и вот, когда он был наконец отменен, цены выросли, он их продал, и заработал много денег. Кто ему дал кредит, (беззалоговый), я обращаю взимания, откуда у вице-премьера с его зарплатой могут быть залоги на миллионы долларов и т. д.
Иными словами тут уши торчат отовсюду. Все операции с акциями Газпрома с крупными пакетами, сделанные до либерализации рынка, они не очень чистые. И в этом смысле, например, вопрос: Чьи интересы отражал Браудер в своих сделках, кто позволил, ему, иностранцу, купить эти пакеты акций, и т.д. Это очень любопытный вопрос. Скорее всего, во всей этой операции были какие-то сложные интересы. И я не исключаю, что кого-то здесь кинули. Может быть Браудера. Но он из российского бюджета вынул столько денег, что ему бы молчать в тряпочку. И он начал поднимать скандал. М это дело очень активно начали раскручивать. Магницкий действительно умер в тюрьме и это очень нехорошо, хотя и здесь целая куча вопросов. Но я повторяю, он далеко не единственный человек, который умер в нашей тюрьме. Но поскольку нужно было щелкнуть Россию по носу. То по этой причине это дело, дело Магницкого, и было выбрано. Потому что его очень легко продавать западу: как же так, честный юрист, (а на западе, особенно в англо-саксонских странах – культ юристов: юрист всегда прав, по определению). И арест юриста по их мнению это дело немыслимое и запредельное. Так что здесь ещё и такой психологический факт сыграл свою роль. Честнейший человек, разумеется. Т.е. в этом смысле понятно всё. Можно какое-то другое дело выбрать, но это уж очень подходило.


Следующий вопрос был очень интересный, и смысл его в том, а есть ли в высшем эшелоне власти национально ориентированные политики, радеющие за развитие внутреннего производства, укрепление позиций отечественных предприятий и сильных управленцев. Политики, которым не безразлично, что на волне русофобии в России уже успел вырасти некоторый молодежный сегмент нравственных уродов, вроде «писей в рот» и Пети Верзилова.

Хазин ответил:

Наверху таких людей очень мало, ровно потому, что верхушка создавалась по прямо противоположным принципам. Молодежь у нас как раз по большей части вполне приличная, кстати, довольно многочисленная, потому, что сейчас приходит довольно большое поколение конца восьмидесятых. В перестройку ещё была довольно высокая рождаемость. Вот следующее поколение, которым сейчас 8–10 лет, оно очень малочисленное. Так вот, если говорить о соответственно людях, то людей-то много, и даже наверху есть приличные люди, хотя они это тщательно скрывают. Другое дело, что эти люди не могут себя проявить, потому что, как я уже сказал, системы так выстроена, что она принципиально коррупционна, и принципиально разрушительна, а потому её нужно ломать. И я очень внимательно смотрю за тем, как мысли о том, что не ломать невозможно проникают в головы чиновников и политиков. Это очень интересно и я думаю, что это ещё сыграет свою роль.
Как показывает опыт, которые не могут не воровать процентов 10–12 в обществе, 10–12, не воровать не могут, остальные там 75–80, ведут себя типа – как все. Нам в 90-е годы целенаправленно привили, что можно воровать, теперь надо прививать, что воровать не нужно. Но для этого кто-то наверху должен сказать вслух – воровать нехорошо, а это очень тяжело и очень страшно, могут свои же съесть. Поэтому и ощущаем, такие страшные фрустрации, которые сегодня происходят. Грубо говоря, выбор, который имеется у нынешней элиты следующий: либо сломать собственную модель в которой ты живешь и самому отказаться от значительной части тех денег, которые ты украл, либо, не сейчас, а через некоторое время, ты потеряешь всё. С большой вероятностью. И вот соответственно, ощущение того, что принятие решения нужно перенести на завтра, оно очень сильное. Как раз об этом я и говорил в первой части программы, когда описывал сложности Путина.


Следующее, не вопрос, а заявление, было сделано в духе – «у Путина ничего не получится, я ему не верю», т.к. у нас сословно-феодальное государство, где наверху царь, а внизу рвань и голь перекатная, и всё закончится в стиле Николая I. Интересно только, на что он намекает, что Путин простынет и умрет? Или на восстание декабристов? Так восстание западников налицо, тут и намекать нечего. А вот увидеть, что наверху прозападные бояре, а не царь, у этого молодого человека прозорливости не хватает. Потому что он верит им, потому что бессознательно, он считает, что они ещё в силе. Ну и соответственно, каждый хочет быть пророком, чтобы спустя время припомнить – я же говорил, что он такой-сякой и ничего не сможет… Это к вопросу о психологических моментах.

Хазин ответил:

Знаете, никто не знаете, как оно всё закончится, но вы видите, что оно всё рассыпается? и они видят? Ну почему же вы их за идиотов держите? Я ещё раз говорю, что по тому же Путину видно, какие у него тяжелые фрустрации он не хочет разрушать эту систему, это не его стиль. Он на пресс-конференцию -то вышел как крепкий хозяйственник – «я наемный менеджер», а его всё время выталкивают в политику. Я вас уверяю, если его вытолкнут в политику, он престанет быть либералом, в том-то и весь фокус.


Следующий вопрос о том, что Закон Магницкого Путину должен быть на руку, раз он решил высокопоставленных чиновников-либералов прижать. А он-де против него, «Закона Магницкого», выступает. Чем интересно люди слушают, и что видят, когда смотрят? Вообще, не перестаю удивляться…

Хазин сначала в негодовании – «Да это ведь и есть»!, но потом взял себя в руки, и ответил:

Да ничего подобно, он говорит, что этот «Закон» нормальный. А в законе, там на 80% написано про то, что чиновникам запрещено иметь. Т.е. вы поймите, что люди же наши, они всё время… как это, как это… модное слово – дискурс… содержание бесед определяется внешним фактором, вот вам в газетах или ещё где-то описали, что спор идет о статьях посвященных усыновлению, все забывают, что 90% этого закона посвящено совершенно другим вопросам. Цель якобы в том, чтобы этот закон не был принят, т.к. он против усыновления. Но из этого закона статью об усыновлении можно вычеркнуть, т.к. она не имеет вообще никакого значения. Никакого смысла в общем содержании. Так что не нужно вестись .а смотреть на содержании реально.


Следующий вопрос был, от какого-то старика, о том, что к 2017 году наше общество должно дозреть до вопросов осуждения большевизма.

Хазин ответил:

Что вы хотите осуждать? Что не было безработицы, что в стране любой человек мог получить высшее образование, что была медицина всеобщая. Какую часть большевизма вы хотите осудить? По-моему, это очень хорошо.
Знаете, была такая история в жизни, мне рассказывал её папа, когда дед уже умер, он сказал, что 1956 году, ему было 18 лет, когда он прочитал доклад Хрущева на XX съезде. И он спросил деда – смотри, что здесь написано, это правда что ли? Дед ему ответил, – там кое-что неправда, кое-что – правда, но проблема же не в том, что там написано. Проблема была в том, что в городе, в котором я жил и вырос, четыре поколения моих предков не могли получить высшее образование, у всех было начальное, в лучшем случае умели читать и писать. А мое поколение, всё, получило высшее образование. Поэтому за эту власть мы готовы всем глотку перегрызть. А то, что у этой власти были какие-то политические интриги и один клан воевал с другим кланом, какое дело обществу до этого? По большей части люди вообще не знали, что там происходит. Это то же самое – вы сегодня знаете о войне между Сергеем Борисовичем Ивановым и Сердюковым, а 37-й год, это было именно это. Несколько маршалов воевали друг против друга, вы сегодня фамилии этих генералов знаете? Это потом, задним числом нам сказали, что соответственно, вся страна думала о 37-м годе… бред патологический. Ну не надо, ещё раз говорю, поддаваться глупости и вестись на массовую пропаганду.


И ещё один вопрос был о том, что в свое, время в XIX веке, сословное построение в деловых кругах, было таким: первыми шли промышленники, далее купцы, а только потом банкиры-кредиторы-процентщики. А сейчас всё перевернулось с ног на голову. И что множество проблем вытекает из этого…

Хазин ответил:

Я подозреваю, что другого варианта не было, потому что это была общая тенденция, общеэкономическая – усиление финансового сектора. Это и понятно, потому что в финансовом секторе заработать прибыль можно с минимальными издержками. Понимаете, промышленникам же работать надо: сначала надо продукт произвести, потом его продать, потом чтобы получить прибыль, это дело сложное, трудоемкое. А финансистом… туда-сюда, раз, уже и прибыль. Тем более что если в руках есть печатный станок. Конечно, это завело всю экономику в тупик, но с этим уже ничего нельзя сделать.
На этом наше время истекло, благодарю за внимание.
Михаил Хазин.






Tags: "закон Магнитского", "зри в корень", М. Хазин
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments