7slov (7slov) wrote,
7slov
7slov

Система против человека, и человек против системы...

Когда сравнивают современную систему с феодализмом, с этим как-то не очень хочется соглашаться. А хочется скорее разобраться в нынешней системе общественных отношений. Самое омерзительное в современной системе это, пожалуй, рыночные отношения. Капитализм он для избранных, для идеологов на самой верхушке. Для тех, кто следует за ними – это игра, а для тех, кто пониже – рынок, который часто приобретает форму базара с элементами мошенничества.
Что делает эту систему омерзительной? В общем-то – не «что», а «кто». Делает человек. С его омерзительным стремлением обмануть ближнего своего.
Что интересно идет на смену рыночной системе: распределительная система или капиталистическая с «человеческим лицом»?
Ничего в чистом виде не существует. Капитализм предоставляет разные инструменты манипуляции, и всё это завязано на юридическую сторону вопроса, а поэтому, это риск, игра с Фемидой, которая, как известно слепа и руководствуется только весами в руке, если на вашей чаше весов недостаточно аргументов то ваша, условно говоря, голова – слетает с плеч.
В самом капитализме, если так можно выразиться, есть элемент творчества, в распределительной системе этого творческого подхода уже нет. Т.е. если сейчас есть такое понятие как «умение делать деньги», то в распределительной системе это будет не актуально, и множество людей ощутят вакуум. Ведь они этому учились, совершенствовались в этом процессе, и движет ими не только азарт, но и изобретение разнообразных схем. Ведь люди, изобретая эти схемы, имеют дело не просто с неживыми денежными потоками, а с психологией человека, а в этом уже есть элемент как фантазии и творчества, так стратегии и тактики. Т.е. это мощный стимул для продвижения. Но вот к чему это движение приближает основную массу населения, мы можем понять, проследив всю историю капитализма. История капитализма – история самых разрушительных войн.
Что же мы видим в связи с этой системой в повседневности? А видим мы, что человеку приходится перерабатывать большое количество информации, осваивать множество умений и у него просто не остается времени на юридическую сторону вопроса. Потому что закон четко завязан на систему, а система на финансы. Изучение юридической стороны вопроса может сожрать всё ваше время, а время сегодня – это информация, а информация – деньги. Т.е. если вы погружаетесь в юридическую и финансовую информацию, то на другую информацию у вас не остается ни времени, ни сил. И более того, не факт, что вы поймете, как эта система функционирует, потому что система эта имеет явно выраженный криминальный аспект. Т.е. наряду с системой порядков и законов, вбирает в себя преступную сеть, которая работает на защиту этой системы от клиентов с их претензиями по поводу несправедливости. Чтобы её переиграть, вам нужно узнать её слабые стороны, всегда быть начеку, всегда ловить за руку служащего в этой системе, а это время. Попросту клиента постоянно обманывают и провоцируют вникать в то, во что он не обязан вникать, поскольку он приходит в банк (или другую структуру, связанную с финансами) получить услугу, а не играть на тотализаторе. Клиент вписан в эту товарно-денежную систему, и он вынужден пользоваться её услугами и «налетать» на заведомо несправедливых схемах, а в случае желания сэкономить время напарываться на криминальные связанные с ней сети.
И в ход идут последние аргументы – агрессия и оружие, а это война.
В этом собственно крамола капитализма раскалывающая общество, и не просто на группы, а на индивидов: когда «каждый сам за себя», и «никто никому не верит».

А теперь для яркости примера приведу историю, произошедшую не далее как три дня назад. Часто много дел выпадает на один-два дня, несмотря на то, что бывают совершенно свободные дни, и относительно свободные недели. Т.е. мы не можем распределять количество действий на единицу времени равномерно, у меня, во всяком случае, это не всегда получается. Да и в принципе, люблю делать текущую рутинную работу в сжатые сроки, а потом заниматься чем-то для саморазвития и для души. Поэтому так оно и складывается. В этот день мы с одним человеком, как обычно решили успеть сделать в один день несколько дел. Проходя мимо обменного пункта, моя спутница вспомнила, что ей надо обменять 500 евро, рассуждая, что до ближайшего филиала сбербанка довольно далеко мы вошли в обменный пункт находящийся в одном объеме с магазином «Комус». Курс был хороший, что уже должно было насторожить, 40 р. 39 коп. Хотя по курсу так и должно было быть, но обменники никогда не живут по курсу, и опыт таких встреч был, но чаще в 90-х и начале 2000-х. Т.е. мы подзабыли «золотые времена» и потеряли бдительность. В общем, когда за 500 евро кассирша выдала вместо ожидаемых 20 тыс. с копейками, 18 тыс. с копейками, моя спутница, далее N, пересчитав деньги спросила, почему ей выдали почти на 2 тыс. меньше?

Кассирша сказала, что у них комиссия 10%. На что N возмутилась, что во-первых – предупреждать надо, а во-вторых:
– Возьмите назад ваши 18 тыс. и верните евро.
Но кассирша отмахнулась:
– Я закрыла операцию, звоните в банк.
– По какому тел., спросила N?
– А вот на стекле висит, – невозмутимо ответила кассирша.
N набрала номер. Сотрудник банка, как и следовало ожидать, стал тянуть время, и втирать очки по поводу каких-то их специалистов, которые сейчас будут с этим разбираться, и им на это потребуется немало времени. На что N сказала, что срать она хотела на таких специалистов и требует доплаты или возврата евро. Сотрудник упирался, на что N обложила его сначала трехэтажным матом, потом четырехэтажным. Люди, выходившие из «Комуса», особенно интеллигенты, одобрительно на это реагировали, сразу было понятно, что их тоже накалывали в обменниках и не раз.
В то время как N «диспутировала» с кассиршей, всё на более и более повышенных тонах. Рядом со мной остановилась интеллигентного вида молодая женщина, и поделилась, что выше по улице, в доме №51, с ней сегодня произошла такая же история. Более того, она предварительно спросила, не взымают ли они комиссию, на что кассирша ответила - Нет. А сама вот так же закрыла опирацию, и отказалась отдавать деньги. Моя собеседница сказала кассирше: – Ведь это не что иное, как воровство, вы же болеть будете. А кассирша в ответ – да, да, – в общем с неё как с гуся вода.
Женщина, походу, излила всю горечь, как однажды ей пришлось отбивать свои деньги при обмене довольно крупной суммы, и сколько времени она на это потратила, и со словами:
– Сейчас доберусь до интернета и напишу в федеральную и антимонопольную службу, – женщина удалилась. Между тем N всё «полемизировала». Но кассирша упорно не хотела возвращать ни рублей, ни евро.
Сбоку от выдвижного денежного ящика, стояла пятилитровая пластиковая бутылка воды, оставленная кем-то, и в этот кассовый лоток N и вылила эту бутыль воды. В ответ кассирша разразилась воплями:
– Вы с ума сошли, я в милицию позвоню…
Под эти вопли мы с N вышли из обменника и далее направились по своим делам.
– Сколько же это говно продолжаться будет? – негодовала N, – ведь сколько раз сталкивалась, и нет же зашла в обменник. Не денег жалко, – продолжала N, – а что система так работает, и людей таких поощряет, а мы с этим должны сталкиваться, и должны обтекать их говном… Я притормозила у ресторана и предложила перекурить. Пока мы курили, я заметила у окна несколько железяк и одну из них типо лом.
– Знаешь, говорю, получается, ты поорала, и воду ей в денежный лоток вылила, нервы и время свое потратила, а она при своем осталась.
– Да, получается так, – грустно отозвалась N, – как же я это всё ненавижу…
– Слушай, – сказала я, – «против лома нет приема, если нет другого лома», пойду-ка я ей стекло разобью.
– Да не разобьешь ты его, – сказала N, – оно двойное и бронированное.
– Ну, хоть попробую, – с этими словами я взяла железяку типо лом, и пошла обратно. N солидаризировалась:)
Подойдя к обменнику я увидела молодого человека цыганского вида, который и до этого крутился неподалеку, а у самого окошка обменника стояла девушка тоже похожего вида с коляской.
– Вы хозяйка этого обменника? – спросила N у девушки.
– Нет, что вы, что вы, – засуетилась девушка, и посмотрев на железку в моей руке стала протискиваться к двери на выход.
– А если вы хотите деньги поменять, то не меняйте, здесь обманывают, у них якобы комиссия 10%, – сказала я.
– Спасибо, что предупредили, – сказала девушка и выскочила на улицу.
Я заглянула за перегородку, прикинула замах, и взялась за лом, и только я хотела размахнуться, как кассирша обратилась к N по имени отчеству…
– Подойдите, пожалуйста сюда, давайте поговорим.
В общем, лом пришлось опустить, и ждать подходящей возможности пустить его в ход.
– Вы знаете, зря вы воду мне вылили…
– Вода чистая, к сожалению, – сказала N, – для вас и той работы, которую вы делаете, в самый раз – помои.
– А вы мне найдите другую работу, – злобно фыркнула кассирша.
– Почему это я должна вам работу искать, это уже благотворительность, я что вас о благотворительности просила? Вы и так тут имеете прилично, но вам мало, вам надо из людей дураков делать…
– Но воду зачем было выливать? – не унималась кассирша.
– Жаль, была только одна бутылка, и жаль, что вода чистая…
– Я вызвала милицию… – сказала кассирша.
– Да что вы говорите, – ответила N, – а мы сейчас продублируем. И стала набирать 02.
– Подождите-подождите, – засуетилась кассирша, – напишите заявление, с просьбой отменить операцию.
– И вы мне вернете деньги?
– Да, верну.
– А где у меня теперь гарантия, что вы мне фальшивые евро не подсунете?
– Да вы что, в самом деле, совсем не доверяете!..
N пробрал истерический хохот, – А какое у меня есть основание доверять вам?
Я тем временем стояла с ломом у входа в обменик и всех заворачивающих в него отправляла в сбербанк, с сопроводительным объяснением, что обменники снова занялись мошенничеством.
Между тем N написала заявление и получила свои недостающие почти 2000 р.
И окно ломом разбивать не пришлось.
Мы вышли, потеряв минут 40 живого времени. Вошли в метро и переглянувшись, свернули в комнату с надписью «Полиция». Изложили дежурному полицейскому суть вопроса. Он записал адреса обмеников (плюс тот, которым поделилась со мной молодая женщина) на бумажке, но написать заявление не предложил. Тогда мы предложили сами. Он сказал, что они «подземные кроты», и всем что на поверхности не занимаются, что у них и в метро дел хватает. Предложил вызвать полицейских из ближайшего участка, но оговорился, что обменники эти крышуются вышестоящими инстанциями и что заявления они от вас никакого не примут, а если и примут, то разбираться не станут.
Но мы всё же попросили им позвонить. Позвонил. Через полчаса они подъехали. Мы вышли с ними на поверхность и изложили суть вопроса и предложили написать прямо в машине заявление. На что полицейские поухмылялись:
– Ну, вам же вернули деньги, и у вас нет претензий.
– Как это нет претензий, – отозвались мы, – после 5 литров воды, демонстрации лома и угрозы звонка в полицию, нам их вернули, но мы потеряли нервы и время. А всё вместе это называется – моральный ущерб. А скольким до нас ничего не вернули?...
Полицейские предложили проехать в отделение и там всё описать.
– Ну, спасибо, – сказали мы, – это ещё на полдня «развлечений»…
И расставшись со стражами порядка, пошли по делам.
Уже поздно вечером, около 21 часа, мы зашли в компьютерный магазин, и я, стоя у стойки выдачи товара, столкнулась нос к носу с зашедшим туда же молодым полицейским (он был в форме, иначе бы я его не узнала) который приезжал по вызову и больше всех ухмылялся. Он как-то настороженно посмотрел на меня, потом на стоявшую поодаль N, и в каком-то замешательстве вышел из магазина.
Как говорится, вот так система борется с нами (гражданами), и вот так нам (гражданам) приходится бороться системой.
И это всего лишь один случай из жизни…

Tags: внутренние враги, на злобу дня, новое средневековье, параллели, пиздэц нашего времени, пятая колонна, свобода и анархия, социодиагностика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 6 comments