7slov (7slov) wrote,
7slov
7slov

Субботнее аналитическое...

Читаю книгу, и походу анализирую.
Приведу выдержки, которые непосредственно навели на размышления:

Художественное сознание, пронизанное христианским духом, породило каноны искусства и литературы, живописи и архитектуры. Они отразили основополагающее представление о том, что во всех областях творчества могут быть красота и уродство, норма и извращение, гармония и какофония, хороший и плохой вкус. Все это провозглашало и подтверждало, что критерии добра и зла в параметрах художественного и интеллектуального выражения человеческой натуры есть абсолютные, но не относительные понятия. Великая европейская культура в собирательном смысле этого понятия, культура как западного, так и восточного христианства, была порождена грандиозным испытанием свободной воли человека и страстями и муками его души в метаниях между осознаваемым долгом следовать добру и соблазнами зла.

Эта культура породила героя как воплощенный долг, переживание которого присуще как злодею, так и праведнику, ибо если бы оба они не понимали грань, отделяющую добро от зла, не было бы мучения выбора, неосмысленны и не нужны были бы монологи и сомнения персонажей из сказок (<двух смертей не бывать, а одной не миновать>), Ричарда III, Макбета, Раскольникова, Фауста и Ивана Карамазова. Пламенное и естественное желание человека выразить эту борьбу, пронизывающую всю полноту его духовной, физической, семейной, общественной, национально-государственной и хозяйственной жизни, воплотилось в невиданном разнообразии жанров и форм.

В христианской парадигме исследования отчетливо видно изначальное единство России и Европы, основанное на <Отче наш>, на Нагорной проповеди. То, что пишет Жак Ле Гофф о духовном и мировоззренческом стержне средневекового Запада, как будто написано о России, сохранившей этот смысл жизни на много веков долее (<Лето Господне> И. Шмелева): <Средневековое время было прежде всего религиозным и церковным... год в первую очередь представал как год литургический... который воспринимался как последовательность событий из драмы воплощения, из истории Христа, разворачивающейся от Рождественского поста до Троицы, а кроме того, он был наполнен событиями и праздниками из другого исторического цикла - жизни святых>. И западным
христианам была свойственна эсхатологичность сознания, стремление заслужить спасение бегством от греховного мира, которое пронизало не только теологию, но и литературу. Поэма мейстерзингера Вальтера фон дер Фогельвайде представляет <госпожу Мир>, соблазнительную сзади и отвратительную спереди. Fuga mundi - бегство от мира, contemptus mundi - презрение к миру столь же свойственны западно-христианской культуре, как и восточной - православной, и жития отцов Восточной церкви пользовались на Западе огромным авторитетом. Ле Гофф отмечает, что именно в период успехов Средневековья, когда <западный мир вырвался из раннесредневекового состояния застоя и в XI-XII веках добился важных социальных, демографических и экономических успехов, как бы в противовес мирским победам, желая сбалансировать их, поднялось мощное отшельническое движение>.

Н. Нарочницкая "Россия и русские в мировой истории".

И подумалось: не зло искушает, искушает благо земное.
А за получением блага земного может стоять и предательство, и убийство и воровство. В общем, те самые смертные грехи.
Не думаю, что зло может быть искушением. Никто не хочет убивать, воровать, предавать. Потому что эти поступки уродуют саму природу и лицо человека.
Кому же хочется быть уродом? Никому. Но, однако, блага получать хочется.
Сам мир устроен так, что его хочется в итоге покинуть, избежать. Но он тебя провоцирует. Берет на "слабо". И ведь бывает так, что надо убивать, за благое. Представьте: за вами стоит чаша, священный сосуд, с живой водой. Вы её хранитель. Уполномоченный свыше. И эта вода не просто символ, она необходима для сохранения равновесия в этом мире, она залог, даже не добра, а залог жизни в этом мире. И вот рвутся к этой чаше люди, вооруженные, чтобы заполучить её в личное пользование, чтобы спекулировать живой водой и порабощать других. В общем, рвутся к власти. В потасовке они могут её, чашу, перевернуть, и мир иссохнет, перестанет биться в нем жизнь. Да и нельзя допустить, чтобы эта чаша оказалась в руках алчного человека, поэтому вы будете этих людей убивать. А убивать – это зло. Или в данном случае не зло? Провокация, искушение или необходимость?
Меньше вопросов возникает, когда приходится убивать что-то такое в себе... Но убиват других, это же... не ты дал жизнь не тебе и забирать. Однако...

Иисус с моей точки зрения, символ вселенского одиночества в познании истины. Так в принципе ощущает себя почти каждый человек, получивший определенную часть знания недоступную пока что другим, окружающим. И Иисус будучи одинок в этом своем знании не имел другого выхода, как идти в мир и рассказывать о том, что узнал, по сути он делился информацией чтобы самому в этом мире не пришлось ощутить крайнюю степень одиночества от того как устроен этот мир, не подвергнуться агрессии этого мира из за противоположности свойств. Так что сам мир устроен так, что он не может искушать, он может провоцировать: либо на то, чтобы замарать, условно говоря, свои одежды кровью других, во гневе, или же увещевать их, просвещать их.

По этому миру проходит четкая грань не борьбы добра и зла, а противостояние тьмы и света, и бежать от него, бежать не от выбора, а от действия в конкретный момент времени, при определенных обстоятельствах, приводя тем самым свою душу в соответствие с истиной с образом Творца - малодушие. Поэтому, заслужить бегство, это получить время на обдумывание, отсрочить совершенство. И насладиться покоем.
Выбор сделать не так сложно, сложно соответствовать выбранному образу и идти этим путем.

Кстати, когда я вспоминаю "Отче наш", я путаюсь, что дальше: либо "сущий на Небесах", либо "иже еси на небеси". Т.е. для меня имеется разница. Разница между "сущий", как "существующий – настоящий", пока есть сюжет о нем, и "еси", как "есть – бытийствовать", т.е. быть всегда, независимо от того, что мы об этом думаем, или придумываем.

Сегодня во сне, изгоняя какую-то нечисть, вспомнила соответствуюшую такому случаю молитву (хотя я её в целом плохо знаю, в детстве бабушка рассказывала): «Да воскреснет Бог, и расточатся врази Его, и да бежат от лица Его ненавидящие Его. Яко исчезает дым, да исчезнут; яко тает воск от лица огня, тако да погибнут бесы от лица любящих Бога и знаменующихся крестным знамением, и в веселии глаголющих: радуйся»! И непосредственно до этого места. Чего было достаточно:)

А в целом, книга интересная, заставляет задуматься. Так что прочитать, если что, - стоит.
Tags: "Россия и русские в мировой истории", Н. Нарочницкая, анализ понятий, размышления на заданную тему
Subscribe

  • Ответы мироздания на правильные вопросы...

    ____________ Почему человек не может относиться к происходящему с ним в этом мире, как к игре. Почему человек врастает в этот мир нейронной сетью.…

  • Сад, как Реальность и Тайные явности

    Душа, это конечно не тело, но плоть – уплотненный образ души в материальном мире. Молиться на этот образ не стоит, но и пренебречь им полностью…

  • Кшатрийский формат...

    Думала тут, почему к индусам реальность с такими жесткими требованиями подходит. К России тоже. Но в России всё списывают на холодную погоду. А в…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 16 comments

  • Ответы мироздания на правильные вопросы...

    ____________ Почему человек не может относиться к происходящему с ним в этом мире, как к игре. Почему человек врастает в этот мир нейронной сетью.…

  • Сад, как Реальность и Тайные явности

    Душа, это конечно не тело, но плоть – уплотненный образ души в материальном мире. Молиться на этот образ не стоит, но и пренебречь им полностью…

  • Кшатрийский формат...

    Думала тут, почему к индусам реальность с такими жесткими требованиями подходит. К России тоже. Но в России всё списывают на холодную погоду. А в…