7slov (7slov) wrote,
7slov
7slov

Сон первый...

Она вошла в темную комнату с тяжелыми темно-зелеными портьерами. Кое-где по углам горели свечи в подсвечниках.
– Я хочу исповедаться, – зазвучал знакомый голос за спиной. Она никогда не забывала голоса, даже если забывала лица. Она не помнила своего имени и не помнила имени обладательницы голоса. Она осознала себя частью события и Размыкающей круг, и обернулась на голос. Перед ней стояла молодая женщина лет 30-ти, которую она узнала, как Обнажающую раны. И ей пришло время обнажить свои.
– Я знаю, вы не духовное лицо, лицо не может быть духовным, – продолжала она, – но я хочу рассказать вам кое-что.
– Хорошо, я слушаю.
– Я не слишком хорошо помню это время, но я помню, что у меня был родственник, который был мне дедом. Я его никогда не называла дедом, но он приходился мне дедом по родству, по крови.
– Я понимаю… – повисло долгое молчание…– Продолжайте, я слушаю…
– Это не так просто, как мне казалось, – отозвался голос в полумраке комнаты.
И тут Размыкающая круг увидела картину тех событий, она разворачивалась не в её воображении, а в её памяти. Чужая память стала на какое-то время её достоянием. И тогда она поняла, в чем состояло признание. Дед попросил лекарство от раны, и Обнажающая раны поднесла ему лекарство. Дед просил обработать рану, но это не входило в полномочия Обнажающей раны, это было бы превышением полномочий, а значит, возрастала ответственность, и последствия могли быть непредсказуемыми. Но Обнажающей раны надоело выполнять всё до буквы и она, презрев формализм, стала обрабатывать рану. В этот момент что-то произошло, какое-то запретное слияние зон. И зародилась новая сила, новая сущность.
– Он же не применял к вам силу? – спросила Размыкающая круг.
– Нет, – ответила Обнажающая раны, – всё произошло естественным образом.
– И что же было дальше?
– Всё было банально, появилось новое существо, и я не знала, что с ним делать, я была юна. Я плохо помню, но я отдала его какой-то женщине на улице.
– Это был ваш сын?
– Получается, это был мой дядя.
– Формально, - ответила Размыкающая круг. И пространство стало менять очертания. Контуры комнаты размывались, и сквозь них проступала другая реальность. И в итоге она обнаружила себя стоящей на дороге. Солнце слепило глаза. Она осмотрелась и увидела экипаж запряженный парой белых лошадей. Вокруг расстилались просторы благоухающих и цветущих разноцветьем полей. На дрожках сидела Обнажающая раны.
– Куда путь держите? – спросила Размыкающая круг.
– Ищу того, кто подскажет дорогу, но поскольку кроме меня и вас здесь никого нет, прежде чем вы укажете мне путь, я должна рассказать вам кое-что.
– Я уже знаю, я видела, – ответила Размыкающая круг, – у вас есть сын…
– Нет, у меня нет сына, у меня есть то, что мной порождено, но где-то развивается без моего участия и я должна найти это, и придать этому соответствующую форму.
– Соответствующую чему?
– Соответствующую всему, что мне удалось познать. Я должна вложить в это символ развития, потенциал должен быть активирован…
– Я понимаю. Но есть проблема… всё дело в смоле эзоксерии, которая входит в состав рибонуклеиновой кислоты.
– Но это не входит в состав РНК, - возразила Обнажающая раны.
– Не должно входить, но входит, от этого нужно очиститься. В этом причина либерализма…
– Я понимаю о чем вы, – сказала Обнажающая раны, – либерализма, как отказа от ответственности и долга.
– Вы сейчас на поиски того, что вами оставлено?
– Пожалуй… И Обнажающая раны присвистнула, дернула за поводья и поехала вверх по дороге, крикнув… – Мы ещё встретимся?
– Непременно, – ответила Размыкающая круг, и помахала вслед повозке.
– А я на поиски элемента нейтрализующего смолу эзоксерии, – подумала Размыкающая круг и разомкнув пространство шагнула в городскую суету…
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments