7slov (7slov) wrote,
7slov
7slov

В основании фундамента социума – череп и кости

Подумалось, о том, что пока люди молоды и здоровы, пока они в силах, они социализируются, и противопоставляют друг другу свои достижения на этом поле, в то время как наша социальная жизнь, это всего лишь естественная необходимость. Это естественные процессы биологического выживания и кичиться этим, как достижением, не имеет смысла. Делать основой всего. Но человек, как правило делает это основой. И именно поэтому пожилые и старые люди смотрят в могилу, а не сквозь покров мира, отделяющий нас от мира иного. Смотреть в могилу, это значит не понимать, что такое смерть, а стало быть, не понимать что такое жизнь. Имея за последний год несколько живых примеров, прихожу к выводу, что дело обстоит именно так. Человек в старости смотрит в холодную могилу и беспокоит его только одно: чтобы такого сделать хорошего, или чтобы такого сделать плохого. При этом человек не руководствуется целесообразностью хорошего и плохого. Поясню: когда мы желаем сделать что-то хорошее или что-то плохое мы должны понимать суть нашего поступка, что из самого этого поступка вытекает, какова, в сущности, его цель. Но старому уже человеку совершенно не до того чтобы разбираться в таких вещах, потому что основы мудрости им не были заложены, и он понятия не имеет что такое на самом деле хорошо и что такое плохо. Т.е. человек не понимает, к чему в итоге его поступки ведут, а ведут они, как правило – никуда. Холостой ход, бег на месте, т.к. это либо пустое, либо отрицательное действие. Холодная могила это точка, это конец. Вот, вроде того что, гроб, а за гробом – ничего. Т.е. человеку дальше гроба ничего не видно. В детстве мне это представлялось чернильно-черной тьмой, текущей по стенам. Люди всю жизнь свою относятся к смерти, как к тому, чего надо бежать, защищают себя от мыслей о том, что человеку придет конец. Холодная могила, гроб, черви точащие плоть, вот и вся смерть в их представлении. Почему так получается? Потому что человек всю свою жизнь акцентируется на плоти и плацдармом для её утверждения является сообщество себе подобных. Это естественно. Вроде бы естественно. Если некому продемонстрировать свои достижения, то достижения теряют вес. Всё верно. Даже творчество таково, писать в стол, рисовать для себя – это однажды приводит к отсутствию смысла, за отсутствием стимула, и нежеланию что-то творить. Потому что, всё это лишь части одного, большого единого процесса. Если мы не осознаём цельности этого процесса, то мы обедняем себя, мы низводим процесс до уровня сообщества себе подобных и ценностей этого мира, вот это в нашем мире называет социальной адаптацией. И в итоге – продай написанное, продай нарисованное. Нет, продать – это замечательно, но главное для чего и кому… Спрос рождает предложение, или предложение ждет своего спроса. Ориентирует, обосновывает, доказывает целесообразность. Или нате вам, то чего вы алчете, любой каприз за ваши деньги. Ну это я хватила конечно, однако относительно творческих продуктов всё приблизительно так…Никакое предложение, спроса ждать не будет…Потому что признание может прийти через сто, а то и двести лет. Поэтому делают то, что пипл хавает… Поэтому все друг друга обманывают (вынуждены? говорят – да), сбывают неликвид, впихивают то, что другому не нужно через рекламные акции. И всё это человеческая социальная среда.
И что мы получаем в итоге от этой социальной адаптации, в самом лучшем случае – умение выживать и приспосабливаться, как экономическое животное в каменных джунглях техногенной цивилизации. А далее, когда все функции "биоскафандра" выполнены, его можно выкинуть на помойку, как отработанный материал. А более мы ничего не имеем, т.е. ценностей на других планах мы не приобрели. Вот поэтому могила обдает нас сырым холодом, вот поэтому нам мерещатся копошащиеся в чреве зловонного трупа черви, истлевший гроб, череп и кости. Вот он, итог нашего существования. А между тем человек уже при жизни начинает разлагаться, старость это и есть непосредственный распад биомассы. Поэтому смерть в молодости для многих более предпочтительна, т.к. ранняя смерть имеет свою романтическую и эстетическую сторону. Это отдельная тема. Но я бы так сказала, что смерть в молодом возрасте, это не только избежание гниения при жизни (можно не разлагаться, воняя на всю округу, а тихо без вони истлеть), но также показатель того, что человек освобождает других от себя, и больше не хочет обременять этот мир собой, а себя этим миром. Он получил свой опыт, и он переходит в другое качество именно посредством естественного процесса, пусть неестественно ранней смерти.
А если смерть сделать частью жизни при жизни, в период её цветения так сказать? Это значит осознавать, что мы не знаем, когда мы умрем… это может произойти в любой момент. Но это не значит, что мы должны ходить и шарахаться от каждой машины и каждого кирпича, так и фобию недолго заработать. Для того чтобы осознать возможность смерти при жизни нужно иметь в виду, что можно переродиться не умирая, а для этого надо отказаться от значения плоти, изъять её из своего восприятия, как меру, не отождествлять её с собой, отказаться от инстинкта самосохранения. Тело это средство и то, как оно будет нами здесь использовано, зависит не от тела. Тело инертно и всё на что оно согласно – отдыхать и получать удовольствия (животный уровень). Можно поручить себя своему индивидуализму и эгоизму, но тогда мы станем социальными роботами, которые не думают, ни о ком, ни о чем кроме себя и своих родных и близких. А чтобы быть не хуже других надо не отставать от жизни, и брать от неё по мере потребности и возможности всё, что можно. То, что все берут, то, что принято брать. Иначе отстанешь от поезда, и останешься на перроне в гордом одиночестве. Вот этого люди и боятся. И эта социальная гонка продолжается всю сознательную жизнь человека, она загоняет его. Не дает ему оглядеться, осознать в каком мире он живет, какими процессами этот мир управляется – где голова, где хвост и прочее. Т.е. человек живет не просто в отрыве от целостности космической иерархии, но он живет в отрыве от иерархии земной, т.е. порой не знает, откуда у тех или иных земных явлений ноги растут, т.е. где корни, в чем причины происходящего. Вот вам и вся социализация. Человек не успевает за быстрой сменой информационных потоков и политических формаций и однажды в любом случае отстает. Поэтому ставка должна делаться на расширение сознания и виденье вещей в их подлинном состоянии, с точки зрения причин и следствий. А для этого надо иметь в виду не только нашу земную обитель, а непосредственную связь с иными мирами/измерениями/отсеками/уровнями… В том числе надо подразумевать что мы микрокосм, т.е. мини-собрание всех миров, мы содержим в себе всю глобальную структуру, мы мини-макет вселенной, но чаще всего не открываем в себе ничего выше творческих процессов, т.е. мы упускаем процесс собственного духовного развития. А без духовности мы не можем обладать полнотой интеллекта. Т.е. интеллект без духовной составляющей будет куцым, а значит и интеллектом в чистом виде его назвать нельзя; отсюда следует, что полнотой восприятия при взгляде на явления мы обладать не будем, точнее говоря – не сможем.
Вот отсюда и атеистические настроения, отсутствие веры в то, что есть что-то выше материи, т.е. и душа и дух уравниваются в правах с телом, акценты расставляются неверно и приоритет в итоге отдается материальному, т.к. мир материален и информация об этом нас окружает и убеждает нас в этом постоянно.
И вот, человек однажды неизбежно подходит к порогу смерти. Уже лет в пятьдесят он начинает задумываться об этом. И понимает, что удовольствия молодости ему недоступны, а ради чего ещё жить и работать, если ублажить свою плоть и как следствие, завязанное не материю самолюбие в той мере, в какой это было доступно в молодости, не удается, а дальше всё меньше? Так человек постепенно и опускается на дно осознания конечности существования. Постепенно уходит от дел или напротив, начинает суетиться, хватаясь за все, что лежит на поверхности. Начинает играть роль хорошего или плохого человека, социально-активного или социально-пассивного. Чтобы ощущать себя, чтобы дать себе оценку, чтобы под занавес или уже хорошенько кому-нибудь насолить, или оправдаться перед самим собой в том, что ты всё-таки заметное пятно, важная единица. Единица, оказывающая какое-то влияние на окружающих людей (о среде конечно речи уже нет). Человек как бы снова пытается схватиться за этот мир, за окружающих людей, погрузиться в деятельность и забыть о конце. Потому что впереди маячит сырая, холодная могила.
Никто не говорит, что надо бросить любую деятельность, связанную с этим миром, но ставить это первым номером никак нельзя. Потому что без информации более высокого качества человек превращается в рациональное общественное животное. Невежественное существо, которое даже на смерть во всем её многообразии переходов посмотреть не в состоянии. И всё, что человеку от смерти остается это смрад, образ полуистлевшей старухи с косой, в черных лохмотьях, которую не умилостивишь. Однажды социальная среда отодвигает человека на обочину, как негодный устаревший механизм, а заменить свое положение в обществе ему нечем. Вот поэтому, смерть в социуме/смерть для социума – череп и кости…
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 3 comments