7slov (7slov) wrote,
7slov
7slov

Цитата и размышление

"Упрямое стремление сохранить самих себя в границах привычного, каждодневного – это всегда слабость, упадок жизненных сил. Эти границы, этот горизонт есть биологическая черта, живая часть нашего бытия; до тех пор, пока мы способны наслаждаться цельностью и полнотой, горизонт перемещается, плавно расширяется и колеблется почти в такт нашему дыханию. Напротив, когда горизонт застывает это значит, что наша жизнь окостенела и мы начали стареть.
Вовсе не само собой разумеется, что произведение искусства, как обычно полагают академики должно содержать «человеческое» ядро на которое музы наводят лоск.
Это прежде всего значило бы сводить искусство к одной только косметике. Ранее уже было сказано, что восприятие «живой» реальности и восприятия художественной формы несовместимы в принципе, так как требуют различной настройки нашего аппарата восприятия. Искусство, которое предложило бы нам подобное двойное видение, заставило бы нас окосеть. Девятнадцатый век чрезмерно окосел; поэтому его художественное творчество далекое от того, чтобы представлять нормальный тип искусства, является, пожалуй, величайшей аномалией в истории вкуса. Все великие эпохи искусства стремились избежать того, чтобы «человеческое» было центром тяжести произведения. И императив исключительного реализма, который управлял восприятием в прошлом веке, является беспримерным в истории эстетики безобразием. Новое вдохновение, внешне столь экстравагантное, вновь нащупывает, по крайней мере, в одном пункте, реальный путь искусства, и путь этот называется «воля к стилю»
Итак, стилизовать – значит деформировать реальное дереализовать. Стилизация предполагает дегуманизацию. И наоборот нет иного способа дегуманизации, чем стилизация. Между тем реализм призывает художника покорно придерживаться формы вещей и тем самым не иметь стиля. Поэтому поклонник Сурбарана, не зная, что сказать, говорит, что у его полотен есть характер – точно так же характер, а не стиль присущ Лукасу или Соролье, Диккенсу или Гальдосу. Зато XVIII век, у которого так мало характера, весь насыщен стилем".


Хоссе Ортега "Дегуманизация искусства"

Можно и нужно, с моей точки зрения совмещать и характер и стиль, форму и содержание. Но главное во имя чего оно создано, на службу чему поставлено, это произведение искусства, это собственно определяет и форму и наполнение. А главное, определяет информационный уровень воздействия на сознание человека это произведение воспринимающего в себя, или  пропускающего его через себя.
В принципе упомянутую «живую» реальность можно низвести до собственного восприятия этой реальности, и возвести в убеждение, но другому, эта реальность, реальностью казаться не будет. Вот это собственно мы и видим в современном искусстве, которое и искусством-то назвать нельзя. Это просто серная кислота разъедающая рецепторы восприятия. Изнанка жизни, это не тема для воплощения в музыке, слове, образе. Иначе это становится пропагандируемым примитивизмом, естественным фактом, формой бытия, которой можно, а то и нужно подражать. Это становится нормой. Потому что утверждается в форме произведения искусства. Но не это деформация, это извращение.
Живая реальность, к примеру: трясущаяся выжившая из ума старушка у церкви просящая милостыню, тетя Клава чистящая картошку и клянущая в процессе этого свою судьбу, писающий на столб и хохочущий при этом мальчик, блюющий у помойки пьяница и т.д. и т.п. Вся жизнь наша состоит из таких вещей, но это всё не темы для воплощения в форме искусства. Живую реальность этого мира действительно надо сильно деформировать, чтобы представлять в форме произведения искусства. Мир надо преображать, показывать его таким, каким мы хотим его видеть, а не вываливать разнообразную гниль и рвотные массы, в общем, отходы человеческой жизнедеятельности. Не надо выдавать это за норму.
Высшим пилотажем в земном искусстве является обнажение своей душевной болезни, и подачи её в форме «мы все больны и выхода нет». После чего каждый начинает считать своим долгом отстаивание своей душевной болезни, возводя её в принцип, выдавая за убеждение.
Каждый человек зациклен на чем-то своем, это называется застывшей идеей. И такими идеями сознание захватывается, опутывается, сковывается.
После того как мы сталкиваемся с застывшими идеями других людей мы впадаем в некоторый ступор. Мы как бы больше не уверены в том, что имеет смысл иметь убеждения в принципе. В таких идеях человек отливает что-то своё собственное, некую форму своего Я, и утверждает её. Такая идея не работает на всеобщее развитие, она останавливает реальность в конкретном моменте. Человеку так удобно. Потому что здесь он обретает иллюзию, что он сделал всё что только мог и ему больше не к чему стремиться, как только отстаивать эту фиксированную идею. Человек обретает иллюзию того, что он велИк. Человек делает такую идею смыслом в себе, чем-то безоговорочным и окончательным. Вот что собственно страшно.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments