7slov (7slov) wrote,
7slov
7slov

О слове...

Не совсем согласна, но интересное рассуждение.
Трудно рассчитывать на удачу, особенно мне, убежденному, что говорить – занятие призрачное, куда призрачней, чем принято думать. Впрочем, как и все или почти все, что делает человек. Речь именуется средством для выражения наших мыслей. Но всякое определение верно, если оно иронично и подразумевает исключения, а воспринятое иначе – ведет к печальным недоразумениям. Так уж повелось.
Не суть важно, что речь – это еще и средство скрывать мысли, то есть попросту лгать. Ложь не могла бы существовать, не будь наша речь изначально и обычно искренней. Фальшивая монета ходит опираясь на доверие к полноценной; в конце концов обман – лишь убогий прихлебатель честности. Нет, не этим опасно вышеупомянутое определение – опасно то благодушие, с которым мы привыкли его выслушивать. Ведь само по себе это определение не уверяет нас, что с помощью языка мы можем выразить все наши мысли достаточно адекватно. Этого оно нам не обещает, но и не позволяет также взглянуть в лицо истине: люди не понимают друг друга и, обреченные на фатальное одиночество, изнемогают от усилий достучаться к ближнему. Язык – одно из этих усилий, способное иногда с наименьшей приблизительностью выявить то, что творится у нас внутри. Только и всего. Но обычно мы не пользуемся этими исключениями. Наоборот, когда человек раскрывает рот, он делает это потому, что верит, будто может высказать все, что думает. Это иллюзия. Язык не дает нам такой
возможности. Он передает, более или менее, часть того, что мы думаем, и ставит неодолимую преграду перед остальным. Если для математических изложений и доказательств он еще пригоден, то применительно к физике уже неточен и недостаточен. И, соответственно, когда речь заходит о более важном, более человеческом, более «реальном», неточность, неясность и неуклюжесть языка стремительно нарастает. Следуя застарелому предрассудку, мы говорим и слушаем с такой простодушной уверенностью, что нередко понимаем друг друга хуже, и намного хуже, чем в те минуты, когда молча силимся угадать чужие мысли.
Упускается из виду, что говорить – это не просто говорить что-то. Всегда кто-то говорит кому-то, всегда налицо передатчик и приемник, отнюдь не сторонние к значению слов. И значение меняется, когда меняются они. Duo si dicunt, non est idem*. Слово условно. По сути своей речь – это диалог, и все иные виды речи уступают ему в действенности. Думаю, что книга лишь тогда хороша, когда втягивает нас в потаенный диалог и мы чувствуем, что автор умеет конкретно видеть своего читателя, а последний способен ощутить руку, которая тянется к нему из-за строк, чтобы приласкать либо дать пощечину.
Злоупотребление словом подорвало к нему доверие. Злоупотребление, как водится, состояло в неосторожном употреблении, без знания возможностей инструмента и пределов этих возможностей. Почти два века считалось, что говорить – значит говорить urbi et orbi**, то есть говорить всем и никому. Я ненавижу эту манеру и страдаю, когда не знаю конкретно, кому я говорю.
Рассказывают, не настаивая, впрочем, на достоверности, что в юбилей Виктора Гюго были устроены торжества в Енисейском дворце, где соревновались в поздравлениях представители разных стран. Великий Гюго стоял посреди приемного зала в позе статуи, опершись локтем о камин. Посланники представали перед публикой и вручали торжественный адрес гению Франции. Церемониймейстер голосом Стентора объявлял: «Представитель Англии!» И Виктор Гюго с драматической дрожью в голосе, закатив глаза, восклицал: «Англия! О Шекспир!» Глашатай продолжал: «Представитель Испании!» И Виктор Гюго возводил очи горе: «Испания! О Сервантес!» Герольд: «Представитель Германии!» И Виктор Гюго: «Германия! О Гете!».
И вдруг очередь дошла до невзрачного господина, плюгавого, обрюзгшего и слегка косолапого. Церемониймейстер объявил: «Представитель Месопотамии!» Виктор Гюго, дотоле невозмутимый и неуязвимый, осекся. Его глаза стали тревожно блуждать, словно он искал что-то в недрах мироздания и не находил. Однако нашел и вновь почувствовал себя хозяином положения. Кургузого представителя он почтил с тем же уверенным пафосом: «Месопотамия! О человечество!»
Упоминаю об этом с единственной целью – заверить, без вышесказанной торжественности, что я никогда не писал для Месопотамии и не говорил с человечеством. Апелляция к человечеству, самая величавая и потому самая низменная черта демократии, вошла в моду где-то к 1750 году благодаря увлекшимся интеллектуалам, которые заблуждались относительно себя и своих размеров и, будучи по роду деятельности ораторами, людьми логоса, употребляли последний без оглядки и почтения, забыв, что слово – таинство и требует особого подхода.

*Двое, говоря одно, говорят разное (лат.).
** городу и миру (лат.)

Хосе Ортега

Я напортив, иногда не знаю, что сказать человеку лично. Я понимаю, чтобы тебя восприняли, надо обратиться к человеку задевая его заинтересованность, его наболевшее, и если честно не считаю нужным задевать, и не потому что считаю себя интеллектуалом, или слишком большой и мудрой и уж тем более к ораторам никак не отношусь. Возможно, это лень, но на самом деле я считаю этот путь скользким, потому что загорается сигнальная лампочка и человек рассчитывает получить ответы на наболевшие вопросы. А имею ли я право обнадеживать? Я знаю, что потом скажу человеку лично, то что его в корне не устроит и человек будет разочарован, или же всё сведется к доверительности между личностями без информационной ценности, такое взаимодействие ведет к общению на уровне чувств. Разочарование это совсем не противоположность очарованию, разочарование – это желание оставшееся неудовлетворенным. Поэтому говорить лучше так, как будто обращаешься ко многим, что так или иначе важно для всех, но при личном общении это, по меньшей мере, странно. Вот поэтому личное взаимодействие у меня сводится к обратному отсчету до нуля. Чем с большего значения начинаешь, тем дольше длится взаимодействие. И это уж никак не разочарование, а исчерпывание. А стало быть, иного способа взаимодействовать лично – я не вижу. Во всяком случае, пока.
Бывает понимание на уровне почти без слов, и то не в целом, а во фрагментах опыта и отдельных элементах сознания. Всё дело в системе ценностей, если она у вас с кем-то совпадает, то и говорить не о чем, а если и стоит говорить, то лишь чтобы лишний раз убедиться правильности направления.
Отсюда мораль: ценнее всего рассказывать то, что вы поняли тому, кто этого не понимает, а не тому, кто вас поддерживает и понимает, о чем вы говорите, даже тогда, когда вы молчите. Но тогда важно, чтобы общение не свелось к формализму, иначе человек ощутит холодность, а значит надо проявить личную заинтересованность (это называют ещё теплом души). А там где есть личная заинтересованность, там могут возникнуть личные претензии. Вот они – ножницы. Ничего не дается так легко и так сложно, как равновесие.
Ещё хотелось бы в этой связи сказать об одной штуке, а именно, если человек достаточно силен духом и волей, то ему волей-неволей приходится выполнять роль старшего, и как правило поддерживать других, утешая и разгоняя сомнения, но в том то и дело что у всех свои недостатки и слабости, о которых тоже хочется кому-то рассказать, в том смысле чтобы просто высказать. Но не всякий способен твои слабости и недостатки обратить в преимущества, что является свойством человека сильного. Поэтому никогда человеку слабее себя нельзя говорить о своих слабостях и недостатках, он воспримет это как сигнал о помощи, а человеку слабее вас не унести ваши слабости и недостатки, потому что они не вмещаются в его ощущения и понимание. Т.е. то что для вас слабости и недостатки для него то о чем он ничего не знает;) а стало быть, и помочь вам ничем не сможет. А чтобы не показаться дураком, просто даст понять что вы наконец-таки попросили о помощи и попались на слабости, а значит грош цена вашей силе… А в общем-то это справедливо, это так же как если бы отец попросил сына пока тот не пришел в возраст и не набрался опыта - поменяться ролями… Поэтому всё закономерно, слабость и сила должны занимать свои места. Истина и реальность…
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments