7slov (7slov) wrote,
7slov
7slov

О долге

Подумалось о том, что такое долг? Когда человек говорит – «это мой долг», – это не просто слова. За этим стоит ощущаемая как внутренняя, неотработанная задолжность. Если посмотреть на людей то у всех свои задолжности, поэтому люди часто неспособны друг друга понять, т.е. действовать в одном направлении. Это невозможно, потому что задолжности у всех свои. И как каждый должен исправлять свои ошибки, так никто не обязан исправлять ошибки другого, если только он не обладает абсолютным знанием, и способен видеть и понимать всё. Задолжность это такое внутреннее требование и одновременно обязанность, которая спотыкается о внутреннюю же претензию к миру ли, к людям ли… Это некое внутреннее противоречие которое разрешается исключительно действием, в направлении этой претензии. Впоследствии, это даже не столько личная потребность, сколько осознание некой необходимости исполнить самому то, что не можешь потребовать. Потребовать ничего невозможно, оно либо есть, и значит заслужено, или же не заслужено, поэтому отсутствует как факт. (Я не говорю сейчас о полученном в долг, а о чистом, и в этом смысле честном пути, где или заслужил или нет, это тот самый случай, когда за всё платишь полную цену). Поэтому любая внутренняя претензия, она не то чтобы не обоснована она таит за собой, или лучше даже сказать в себе, не отработанное действие, в отношении того к чему прилагалось либо недостаточно усилий, либо потреблялось, или злоупотреблялось в тот момент, когда надо было отдавать или не злоупотреблять. И вот этот самый момент и оказывается решающим в исполнении твоего личного долга. Когда это было не сделано, этого мы знать не можем. Мы можем этого не помнить, но, то что мы должны делать именно это, за то говорит наша претензия и наша же неудовлетворенность, не обретение, с одновременным нежеланием достигать требуемого. Наверняка у каждого есть такая область, в которой человек ощутил несовершенство и обделенность. Осознающий, как правило, пытается изжить эту внутреннюю потребность, которую он расценивает как слабость. И когда ему во много удается её изжить, он ощущает некую фантомную боль, боль как память о боли. Т.е. причины для страдания уже нет, но призрак страдания время от времени напоминает о себе, как что-то изжитое, но всё же не возвращенное, не переданное ни в виде знания, ни в виде действия. Вот это «что-то» и является нашим жизненным долгом. Поскольку мир материален, то и возврат долга реализуется не только нашим внутренним просветлением, но и нашим практическим действием в этом направлении. Т.е. ту самую претензию мы должны ощутить, как предъявленную нам самим, и попытаться отработать долг так, как мы это видим и представляем, как если бы мы удовлетворяли здесь свою внутреннюю потребность. Я называю это свободным действием после осознания. Мы можем в принципе этого и не делать, ведь мы осознали и этого достаточно. Но на самом деле если мы не выразим свою изжитую неудовлетворенность в действии, т.е. не сделаем так для окружающего нас мира, как если бы мы удовлетворяли самих себя, то мы не поймем до конца, чем же мы здесь были недовольны и в чем выражалось наше требование. Мы не поймем реализуемо ли это в его совершенной форме. А значит, не поймем, обоснованной ли была наша претензия. Если мы справимся лучше, чем любой к кому мы предъявляли претензию, значит более совершенная форма этого явления возможна. И лишь действие может найти лучший способ и найти причину ошибки. Исполнение долга это практическое исправление (во всяком случае попытка), некогда (неважно когда) совершенных ошибок.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 8 comments