June 19th, 2017

О чем читают проповеди христианские священники нашим прихожанам -Ткачёв Андрей

Конкретно, против Ткачева, по фенотипу, по манере говорить, ничего не имею, не знала даже, что он из Львова. То есть - я не пристрастна. Более того, у меня бабушка по матери была Ткачёва.
Натыкалась на его проповеди периодически и 10 и 5 лет назад, но всегда, наряду с некоторыми здравыми мыслями он нес какую-то пургу.
Вот и в этой проповеди, смотрим, что он говорит:
"Запад - это <страна святых чудес>. Страна, которая была полна чудесами и отказалась от чудес, или забыла про чудеса, или увлеклась чем-то другим. Чем-то новым, что её пленило и развратило".
"Да, и мне нравится тот подход к западной жизни, который выражен у Хомякова, у Достоевского и А.Ф. Лосева. И что Достоевский пишет - я готов сейчас в Европу ехать, и я буду любить и целовать каждый камень, каждую косточку мостовой. Потому что это <страна святых чудес>, потому что там было всё святое.
Там было всё, чего не было у нас, или было позже. У них было много, у нас было меньше. Я люблю эту землю, люблю это место, люблю всей душой".
И так далее и тому подобное в превосходных степенях. Чем это, собственно, не пропаганда святости, просвещенности и превосходства Европы над Россией (во всех смыслах), и воспитание готовности в нашем человеке положить не только душу свою за Европу, но и тело, если потребуется, положить на алтарь её спасения и сохранения. Как, собственно, и делали наши предки по приказам ставленников запада - бояр Романовых.

А что на деле писал Достоевский:
"Русскому Европа так же драгоценна, как Россия: каждый камень в ней мил и дорог. Европа так же была отечеством нашим, как и Россия. О, более! Нельзя более любить Россию, чем люблю ее я, но я никогда не упрекал себя за то, что Венеция, Рим, Париж, сокровища их наук и искусств, вся история их - мне милей, чем Россия. О, русским дороги эти старые чужие камни, эти чудеса старого божьего мира, эти осколки святых чудес; и даже это нам дороже, чем им самим! У них теперь другие мысли и другие чувства, и они перестали дорожить старыми камнями... Там консерватор всего только борется за существование; да и петролейщик лезет лишь из-за права на кусок. Одна Россия живет не для себя, а для мысли, и согласись, мой друг, знаменательный факт, что вот уже почти столетие, как Россия живет решительно не для себя, а для одной лишь Европы! А им? О, им суждены страшные муки прежде, чем достигнуть царствия божия".
Не скажу, что мне нравится, что пишет Достоевский, но он пишет чистейшую правду, он выражает мнение всей русской интеллигенции и аристократии, даже патриотически настроенной (люблю отчизну я, но странною любовью), которой Европа всегда была дороже, чем Россия. Потому что Европа маленькая и ухоженная, а Россия большая и с разбитыми дорогами и покосившимися крестьянскими домиками. Большая и богатая земля с нищими населением, потому что власть в России лет 500, минимум, как не пророссийская, а проевропейская. И всё-таки Достоевский пишет не про целование камешков европейских мостовых, и не про то, что там всё святое.

Хоть начал в общем-то, Ткачёв, с нужной темы, что мы с детства приобщены ко всему массиву европейской культуры, что она нам не чужая. Но не до такой же степени, чтобы камешки на мостовых целовать. Он говорит, что одна Россия живет не ради себя, а ради мира, а полследние 100 лет - ради Европы. Кто свернул мозги нашей интеллигенции в сторону Европы, вопрос отдельный.

Вообще говоря, в РПЦ, среди священнослужителей, процентов 20, наверное, малоросов непосредственно из Украины и местных процентов 20, а также процентов 35, так или иначе, из еврейства. Которые скопились, естественно в мегаполисах и больших городах на самых "хлебных" местах с большими приходами. То есть важно количество "окормляемых прихожан", т.к. люди эти занимаются распространением определенного рода информации. Правильнее сказать поддержанием определенного градуса лояльности местного населения Западу вообще и Европе в частности. Так что "Русской", Православная церковь является чисто условно, т.е. одно название. А так - проевропейская, давно униатская (официально с Никона), церковь у нас, с христианством западного толка.




Андре́й Ю́рьевич Ткачёв (род. 30 декабря 1969 года, Львов, УССР) — священнослужитель Русской православной церкви, митрофорный протоиерей, клирик храма Воскресения Словущего на Успенском Вражке, проповедник и миссионер, телеведущий.
Родился 30 декабря 1969 года в городе Львове Украинской ССР.
В 15-летнем возрасте поступил в Московское суворовское военное училище, а позднее — в Военный институт Министерства обороны СССР на факультет спецпропаганды, (специализация – персидский язык); курс обучения в нём не завершил[1].
С 1992 по 1994 год учился в Киевской духовной семинарии.
6 мая 1993 года был рукоположён в сан диакона, 5 ноября 1993 года – в сан священника. Двенадцать лет состоял в клире храма Святого Георгия Победоносца во Львове. Во Львовской богословской академии по приглашению читал «Основы христианской восточной духовности»[1].
С 2006 по 2014 годы был настоятелем храма преподобного Агапита Печерского в городе Киеве[2].
В 2013 году был назначен руководителем миссионерского отдела Киевской епархии. Был ведущим на всеукраинском православном телеканале «Киевская Русь».
В июне 2014 года переехал в Россию, где 18 августа 2014 года был зачислен в клир города Москвы и назначен сверхштатным клириком храма Воскресения Словущего на Успенском Вражке.

Лев Пирогов: Хотите, научу отличать либерала от патриота?

Что-то мне говорит, что понятие - "моя страна" скоро станет неактуальным, поскольку "моя страна" вписана в "этот мир". Но тем не менее - вчерашний либерал будет мыслить в границах личной свободы и личного выбора, в границах своей семьи и своей группы, а вчерашний патриот раздвинет границы "своей страны" до Мира и скажет уже не "моя страна", а "мой мир".
Соглашусь, однако, что в каждом живет и то, и другое, и сознание пытается уравновесить личное и общее. Каждый, в тот или иной момент, абстрагируется от мира, и противопоставляет себя ему - "этот мир", и каждый, иногда отождествляя себя с ним, говорит - "наш мир".
В сущности, сегодня политика размыла всё доброе, что есть в этих двух понятия: и либералы, и патриоты - это сегодня слова ругательные. Однако, то и другое - два состояния одной души. Главное, с какой целью мы используем эти понятия.


***

Что такое патриотизм и что такое либерализм?

Это телескоп и микроскоп.

Представьте себе войну астрономов с микробиологами. Лилипутия какая-то получается…

У патриотизма и либерализма разные предметы: патриотизм рассматривает большое: страну, народ, государство, историю.

Либерализм рассматривает то, чему у нас нет адекватного названия, придется взять среднее арифметическое между уничижительным выражением «маленький человек» и выспренним «личность».

Герой, совершивший подвиг, тоже маленький человек. Его тоже родила мама. Ему больно. Он сюсюкает, когда играет с детьми. Он чего-то стесняется. Мечтает. Боится.Либерализм рассматривает то, чему у нас нет адекватного названия, придется взять среднее арифметическое между уничижительным выражением «маленький человек» и выспренним «личность».

Помните, как Николенька Ростов в «Войне и мире» мчится в атаку и, оторвавшись от своих, раненый, оказывается среди французов?

В один момент «патриотическое, слишком патриотическое» в нем вянет и тухнет на фоне вспучившегося «человеческого»: «Убить меня? Меня, кого так любят все?»

Толстой, описывавший в этом эпизоде себя, беспощаден. Николенька нелепо швыряет пистолетом во француза и бежит. А тот не стреляет ему вслед, тоже поддавшись либеральной заразе.

Совсем иначе ведут себя солдаты в строю. Это не герои – самые обычные люди. Всех любят, «у всех мама», но это не оправдание. Огромный «личный космос» каждого, будучи поделен на всех, на общее дело, становится незначительным, исчезающе маленьким. В строю труса нет.

Так работает патриотизм.

А либерализм как работает?

Представим себе, что герой приходит к врачу, у него разболелся зуб. И ему лечат этот зуб бережно и аккуратно – не потому, что он пришел в особую поликлинику, а потому, что он человек, его – как бы это… жалко, что ли? Тут всех так лечат.


Или у героя сын – лентяй и шалун, а его не гнобят в школе. Стараются понять, нащупать лучшие стороны, придумать как увлечь, найти, за что похвалить. (Либеральная педагогика – она такая.)  

Кто-то обязательно скажет: «Либералы – это совсем другое! Это эгоисты, трусы и предатели! А хороший врач или учитель – они, наоборот, патриоты, потому что честно и старательно делают свое дело!»

Ну да, ну да.

Беда в том, что в нашей склеенной из газетного папье-маше действительности определением либерализма занимаются, в основном, патриоты, а определением патриотизма – либералы. Вот и получается конкурс карикатур. Война тупоконечников с остроконечниками.

У меня есть маленький рецептик, как помирить либерализм и патриотизм внутри одной головы.

Допустим, патриоту хочется гордиться страной, а гордиться вроде бы нечем – всюду торжествуют коррупция и очковтирательство. Правда? Правда. В свою очередь, либералу хочется свободы, независимости и царства разума – и чихать он хотел на то, что «нельзя жить в обществе и быть свободным от общества» и «караван идёт со скоростью самого медленного верблюда».

А давайте представим себе ребенка.

Нашего ребенка.

Он не вундеркинд, не гений – но мы гордимся его малыми достижениями и как высшую драгоценность храним их у сердца. Горе тому, кто отзовётся о его достижениях – объективно! Это будет просто… дурак какой-то!

И сам родитель, «объективно» отзывающийся о своём ребёнке, дурак.

Детей надо любить. Субъективно.

Ребенок обладает свободой воли, но какой же родитель предоставит ему возможность эту свободу реализовывать?


Детей надо ограничивать и заставлять. Их надо учить уважать мнение коллектива, а если уважать его невозможно, то все равно – считаться с ним и его учитывать.

Вот вам и патриотизм.

А если ваш ребенок совершил ошибку, вы будете его пороть, откажетесь от него, застрелите, как Тарас Бульба – или будете объяснять, утешать, ободрять, защищать, давать попробовать ещё раз? Вот вам и либерализм.

По отношению к «информационным поводам» мы все черно-белые. Все лихие кавалеристы. По отношению к своим детям, как правило, гораздо терпеливее и мудрее. Ну, я надеюсь.

***

Николай Ростов не был трусом. Он стал настоящим боевым офицером. Хорошим мужем и отцом – «консерватором». Но, мама дорогая, что б наши патриоты за то злосчастное «все любят» с ним сделали!..

Источник: https://www.vz.ru/columns/2017/6/16/874789.html