August 24th, 2010

Вдогонку...

Психическая энергия, это застоявшаяся на низких уровнях энергия привязанности. Энергия привязанности накапливается в связи с тем, что нами сдерживаются энергии невежества и агрессии и трансформируется в энергию привязанности. Но это не значит, конечно, что нам следует по любому поводу разбрасывать агрессию и невежество. Вовсе нет. Другой вопрос, куда девать накопившуюся энергию привязанности, т.е. психическую энергию? Взрослые люди, вообще-то занимаются сексом. Это такой выход. Некоторые люди выбрасывают энергию в творчество. Это выше, правда? И так далее по уровню, выше и выше. Т.е. как сказал один персонаж из фильма "Стигматы": "Просто я одно удовольствие заменил другим"… А попробуйте-ка вообще не выбрасывать, появятся неконтролируемые психические состояния. Это так, на подумать…

О трех вещах и том ,что есть что-то выше...

Есть три вещи, без которых человек не может быть не то чтобы счастлив, а не может вести полноценную жизнь. Эти три вещи деньги, здоровье и личная жизнь. Личная жизнь, это не обязательно семья. В семье может не быть никакой личной жизни;)
Материальный достаток это то, что человек ставит обычно в приоритет, потому, что если есть деньги, то можно купить и личную жизнь и здоровье. Если есть здоровье, то всю жизнь можешь вкалывать как проклятый на реализацию давней мечты или идеи, но такую жизнь нельзя будет считать полной жизнью. Такому человеку может быть и личная жизнь не нужна, но людей-то он тоже хочет в пределе видимости зреть, которым, то что он делает, не до фени. Человек животное коллективное, ему хочется одобрения и поддержки.
В итоге стремление к коллективизму сменяется индивидуализмом. То же самое происходит, когда меняется государственная формация, за первым неизбежно следует второе. Но человек в глубине души всегда мечтает делать не только для себя, но и для других, для одного себя неинтересно, и в принципе бессмысленно. Потом человек приходит к понимаю того, что вовсе не для себя и нее для других надо делать, а во имя справедливости, потом во имя идеи, потом во имя распространения информации о концепции. А до того что находится выше, я не доросла, а стало быть и говорить не о чем.
А о том, что пониже, ещё порассуждаю. Так вот, если у человека нет здоровья, но есть деньги, он может здоровье купить, ну а если он, к примеру, калека или уродлив от рождения, то с личной жизнью, пожалуй, придется распрощаться сразу же. Это называется – судьба.
Кстати не обязательно этот человек станет несчастным, возможно напротив, он откроет для себя удовольствие более высокого качества. Посвятив себя творчеству или общественной жизни. Вот почему махаяна превосходит хинаяну. Если последователь хинаяны может быть незапятнан, но осчастливить при этом только себя самого, а последователь махаяна может позволять себе лишнего в процессе прохождения пути, другими словами может грешить, к примеру, у него могут быть периоды ухода во все тяжкие этого мира, но, тем не менее, эти погружения в грязь мира не проходят для него попусту, как и не проходят для тех с кем он соприкасается. Не главное, что мы переживаем, а главное что выносим из пережитого, что извлекаем, что приобретаем на уровне информации и во что те или иные энергии трансформируем…
Деньги это тоже знаете ли двуликий Янус. Они кровь экономической системы. Деньги искушают человека гнаться за ними, чтобы быть независимым, а в итоге, чтобы диктовать свои условия; чтобы иметь право выбора, а в итоге чтобы не дать права выбора другому; чтобы ни в чем не нуждаться, а в итоге чтобы в тебе нуждались другие. Другим словами если изначальной мотивацией зарабатывания денег является личная независимость, то это в итоге выльется в диктат или личное материальное рабство. Это темная сторона денег. Если целью является всеобщее благо, то выльется в благотворительность. Другой вопрос: всегда ли мы правильно понимаем слово благо, что мы считаем благом для других, для мира? Т.е. здесь можно запутаться. Вот почему это всегда и риск и искушение. Если же целью ставится личная реализация, то с этим, наверное, дело обстоит проще всего. Здесь сложно запутаться, сложно не понять в чем бы нам хотелось реализоваться.
Правильная расстановка приоритетов влечет гармонизацию всех процессов, как внутренних, так и внешних. От состояния сознания и чистоты намерений зависит и наше общее физическое состояние. Прежде всего, не надо себя обманывать. Если мы всегда придерживаемся одного пути и не размениваемся на легкую добычу, то соответственно мы накапливаем потенциал, который в определенной точке нашей духовной зрелости выльется в реализацию задуманного. Но для этого изначально нужно иметь стремление к умению мыслить концептуально. Иначе эти необходимые для продвижения три точки опоры деньги, здоровье и личную жизнь, мы превратим в источник дешевого удовольствия. И в итоге станем рабами этих трех вещей. Не обманывать себя, значит не путать необходимое с желаемым, и желаемое с необходимым, а научившись отличать, не считать, что необходимость враг желания… И когда мы отделим одно от другого, мы сможем желаемое сделать необходимым, а необходимое – желаемым. Тогда мы достигнем подлинной свободы и независимости. Наверное, это то, что выше концепции. Но чтобы всерьез рассуждать об этом, до этого надо дорасти.

PS А что если основывать свои стремления на Трех Драгоценностях? Но об этом в другой раз...

* * *

Диалог из недавнего сна:
- … а как же христианство?
- Христианство – устаревшая и отмирающая форма богопоклонения.
Всё снившееся в этом сне происходило в начале XXII века.
Почему-то вспомнив сейчас об этом, подумала: а не язычество ли в принципе блгопоклонение? Любая религия это ведь в сущности богопоклонение, но оно не гарантирует понимания вселенского замысла. Да если уж на то пошло, как мог кто-то замыслить, а кто-то за это отвечать? Так не бывает, кто замышляет тот и отвечает, "чья сила, того и действие". Кстати о силе и слабости. Слабость в любой её форме не вызывает сострадания. Сострадание вызывает только сила. Сила невежества, сила гнева, сила привязанности. Другими словами сострадание вызывают только страсти. Сила страсти вызывает в человека ответную страсть, отклик. Потому что человек видит в этом самого себя.
Это так, на подумать…

PS Кстати могу представить, что читающий эти строки может в принципе не понять о чем речь, ведь для обычного человека является нормой тот факт, что он лишь случайное действующее по установленным неведомо кем, неведомым правилам лицо в чреде непредсказуемостей. Его замыслили, его придумали, его создали, а поэтому и отвечать за всё тому, кто это сделал;)

Жалость, сострадание, эмпатия, доброта

Многое спорно, но в целом умных мыслей достаточно...

• Сострадание – воображение – талант. Почти синонимы. Как и: черствость – притупленное восприятие – бездарность.
Художник – кто больше и острее других видит. И добрый так же.

• У правосудия на глазах повязка: оно слепо, «не взирает на лица», – и в этом большой смысл. У праведности – также. Увы. Но что бы мы сказали о доброте – с завязанными глазами?

• «Я глупый: я добрый!» – Это значит: я совершаю благодеяния, хотя и отчаиваюсь, что мне не платят за них благодарностью.
... Но и то сказать, что добрых ищут, как «ищут дураков».

• Добрый мучает злого, как загадка, пока злой не поймет, наконец, что для него добрый: это его пища!

• ...Сказал бы хоть кто-нибудь: моя доброта глупая, – не в смысле, что не приносит мне пользы, а в смысле, что причиняет своим подопечным вред...

• «Моя доброта принесла вред. Какая неблагодарность!»

• Глупая доброта – чаще всего такая, что помогает, так сказать, телу и вредит душе. С другой стороны, доброта, посягающая на душу – тот же деспотизм.

• Если твоя доброта не делает тебя умнее – берегись, – натворит бед.

• «Не навреди!» – Любопытная заповедь. Разве кто-нибудь ставит такую задачу – вредить? А уж если ставит, простым призывом его не удержишь! – Но в том дело, что помощь – уже вмешательство, – такая штука, что на одну возможность добра доставляет бесчисленное множество возможностей зла.

• ...Итак, пусть эта медицинская заповедь станет заповедью вообще всякой доброты. «Не навреди»: «помни, что навредить куда легче, чем исцелить».

• (Хотя кому-то «не навреди!», как принцип – покажется оправданием равнодушия. И правда – если надо всерьез спасать, этот принцип не оправдывает бездействия. Может быть и преступен.)

• Что «добрый человек не тот, кто хочет делать добро, а тот, кто не может сделать зла» – странная истина, но истина, – из тех, к каким приходишь самыми разными путями и каждый раз кажется, что данный случай исключительный, а вообще же дела обстоят наоборот... Так чем плохо – хотеть делать добро? Было бы прекрасно – но мы делаем добро и затем, видимо, чтобы отстоять свое понимание добра, – а это уж такая агрессия, что ли; делать же то добро, которое сам не считаешь добром – гиблое дело, и себе не простишь, да и не выйдет...

• Зло как-то приметнее добра. Поэтому вернее не ошибешься, если не станешь делать зла, чем если станешь «делать добро». И потом: величайшее добро для людей – свобода. Не трогать их – уже добро!

• Охота творить добро – в воле, а сострадание – не в воле: либо есть оно, либо его нет. – Выше не то добро, которое «хочет ...», а то, которое «не может не ...»; выше добро-сострадание. Оно- то, как раз, и умнее: хорошо, если есть добрая воля, но куда ей – без доброго чутья.