July 29th, 2010

Познавательно...

Мотив младенца включает не только то, что имело место в далеком прошлом но нечто существующее сейчас. Если выразиться точнее это не какой-то след, а функционирующая в настоящем система, «придуманная» для того, чтобы существенно компенсировать или скорректировать неизбежную односторонность и нелепость сознания. Сознание как таковое обладает способностью концентрироваться лишь на относительно малой части содержания и придавать той части высшую степень ясности. Предпосылка и требуемый результат – это исключение любых возможных содержаний сознания. Такое исключение приводит к определенной односторонности содержания сознания. Так как дифференцированное сознание цивилизованного человека снабжено эффективным инструментом для практической реализации этого содержания через динамику его воли возникает серьезная опасность погрузить себя в односторонности и все дальше и дальше отклоняться от законов и корней существования сознания. Причем эта опасность будет все больше усугубляться, чем сильнее человек будет тренировать свою волю. С одной стороны это дает человеку желанную свободу, но с другой является источником постоянного подавления инстинктов. Аналогичным образом и дикарь который подобно животному ближе к своим инстинктам испытывает страх перед новизной и твердостью традиции. И для нашего уровня мышления это явление представляется болезненно отсталым – ведь мы провозглашаем прогресс. Тем не менее наша
Прогрессивность, хотя она и приводит во многих случаях к исполнению желаний, в равной степени накапливает и гигантский Прометеев долг, который время от времени приходится выплачивать, сталкиваясь с ужасающими катастрофами. Веками человек мечтал подняться в небо, но что мы получили взамен? Бомбардировки! Мы иронизируем над верой в загробную жизнь, но сами частенько впадаем в хилиазмы куда более нелепые, чем мечты о счастливом будущем. Нашему дифференцированному сознанию угрожает постоянная опасность отрыва от своих корней и поэтому оно нуждается в компенсации, которую может дать еще существующее детство.
С точки зрения прогресса симптомы компенсации преподносятся в выражениях едва ли лестных для человечества. Поверхностный наблюдатель относится к ней как к тормозящему действию: не зря ведь люди говорят об инертности, отсталости, скептицизме, консерватизме, робости, мелочности и т п. Но принимая во внимание достаточно развитую способность человека отторгать себя от собственных корней, можно с уверенностью сказать, что он из-за своей опасной односторонности и некритичности точно так же может быть вовлечен в катастрофу. Сдерживающее начало всегда более примитивно, более естественно (и в хорошем и в плохом смысле) и более «морально» поскольку оно хранит верность закону и традиции. Прогрессивное же начало всегда более абстрактно, менее естественно и «морально», так как требует измены традиции. Прогрессу, усиленному волей, всегда свойственна конвульсивность. Отсталость может выглядеть более естественной, но ей я свою очередь всегда угрожает болезненное пробуждение. В более древних представлениях о мире было заложено понимание того что прогресс возможен лишь Dео concedente (подчиняясь Богу), признавая противоположности и повторяя из вечные rites d'entrée et de sortie* на более высоком уровне. Но чем более дифференцированным становится сознание, тем больше опасность оторваться от корней. Окончательное отделение происходит тогда когда о Dео concedente забывают. В наши дни тот факт, что душа, когда ее часть откалывается от сознания, лишь по видимости становится бездеятельной, является для психологии аксиомой. В действительности отколовшаяся часть овладевает личностью и искажает намерения индивида в своих интересах. И если младенческое состояние коллективной души вытесняется вплоть до полного исключения, то содержание бессознательного расстраивает сознательные намерения, тормозя, искажая и даже разрушая их реализацию. Прогресс будет жизнеспособным только при их взаимном сотрудничестве.

__________
*Ритуалы входа и выхода (фр.)

К.Г. Юнг
ДУША И МИФ. ШЕСТЬ АРХЕТИПОВ
(перевод с немецкого А. Спектор)