7slov (7slov) wrote,
7slov
7slov

Много слов о русском национализме (и не только)...

Русский национализм вещь поистине странная. Погрязнув по уши в англоязычной поп-культуре, позволив осеменить себя всеми мыслимыми европейскими идеями и ценностями, русский националист в России сетует на то, что русским в России не дано равных прав с прочими народами России.

Вообще, оглянись вокруг, с кем ты, русский человек собрался бороться в центральной России? Где ты видишь чуждые себе элементы. Все вокруг - русские.
Но каждый заяйцевался в своем узкоплеменном отсеке реальности, в своем представлении о том, что такое русские, в своей убежденности, что русским в России ничего не позволено, что они самый притесняемый и угнетаемый народ. Но покажите конкретно, какие народы в России вас угнетают? Вы вообще-то на своей земле, и у вас есть все возможности для реализации, а вы заглядываете в рот, каждому мимо пробегающему провокатору и пропагандисту. Как последний малый народец с ущемленным самолюбием, русский с болезненностью национально неполноценного субъекта реагирует на каждый абсурдный выпад в его сторону, обнюхивает и долго обсуждает каждую брошенную в его сторону «дохлую собаку». Потому что русским быть стало не престижно. Но это всё было и вчера, почем эта тема поднимается сегодня? Получается, что только дошло или у пропагандистов и провокаторов наконец-то получилось разбередить рану национального самолюбия?

Через эту призму становится понятным, что русского человека привлекает в Европе - главенство в ней, т.н. «белого человека». «Белый человек», по мнению русского националиста, занимает в Европе авторитетное положение. Но тут же мы натыкаемся на противоречие: в Европе множество народов, которые не уважают «белых людей». Те же самые потомки негров во втором поколении могут унизить практически любого английского, французского или немецкого полицейского. Так в чем же выражается этот авторитет?

На самом деле человеку русскому не надо бояться наплыва мигрантов и иноверцев.
Сюда кто попало не поедет, здесь нет европейской толерантности и халявы.  Сюда могут приехать только всегдашние соседи, с которыми русского человека связывает общая история.
Выживательные способности и естественная воля к сплочению возникает у русского человека тогда, когда он находится в разнообразной, а не в гомогенной среде. Как раз в такой среде, какой он восхищается после данной возможности не только посещать Европу, но и проживать в ней. Там уживается разнообразие. И это русский националист ценит. А приезжая к себе на родину, он впадает в состояние ступора, и снова ему кажется, что его вяжут по рукам и ногам.
То есть русский человек сам создает химеру и сам же с ней борется. Не отсюда ли корни пятой колонны, которая только является оборотной стороной русского национализма? Русский националист хочет быть главным, как англосакс и уважаемым, как еврей. Вот не больше, и не меньше. Не дают покоя лавры этих двух. А всего лишь, русскому автохтону надо преломить свою национальную гордыню и перенимать опыт у тех же русских проживавших и проживающих на территориях союзных республик, где процветал поистине  интернационал, где все говорили на русском. При этом у каждого была своя культура, у каждого ещё и свой язык помимо языка межнационального общения. И ведь это не просто так. Русский язык выбран языком общечеловеческого общения добровольно, потому что это корневой язык родственный древнему праязыку.

Русский, живя в союзной республике, мог учить, а мог и не учить язык коренного местного населения. Но лучше учить, потому что это расширяет кругозор, потому что зачастую этимоны слов русского языка залегают в других языках. Но русские не учили, потому что не было такой разнарядки, не было обязательным учить ещё и язык местного населения, а другим великоросская гордыня не позволяла. Да, и надо сказать, уроки «родного языка» в русских школах, которых было большинство, проводились чисто формально. А теперь есть разнарядка учить язык народа, на территории которого ты пребываешь (но никто же не говорит, что надо свой забыть; всё происходит параллельно, как в том же Казахстане), но у русского националиста, это называется «выжить русского с территории». Я так понимаю, кто согласен с таким положением дел - остается, кто не согласен - уезжает. У русских есть своя территория, своя земля - целая Россия. Допустим казах, которому больше нравилось, когда был интернационал, объединенный исключительно русским языком, могут тоже уехать в Россию, на тот же Урал или в Астрахань, где исторически проживают казахи. То есть сегодня не видно с этим никаких проблем. Выбирай из множества наиболее подходящий вариант.
Но русский националист выбирает перенимать опыт у Европы. Русский националист не верит, что европейская система тоталитарна (.т.е. имеет полный <тотальный> контроль государства над всеми аспектами жизни общества и человека).

Но русскому националисту в России всё время мерещится засилье азиатчины. В Европе-де главенство «белого человека». Но позвольте, в Европе же нет русских людей, там мы видим многообразие народов, рас и культур, мы видим множество стран с разными языками. Европа - это чужая формация. Но нет, она русскому националисту роднее и ближе, чем своя земля. Потому что там тесно, ухожено, сытно, тепло, мультикультурно, а также закон и порядок. Такое ощущение, что Европа создана националистами Русского мира всех времен, который простирался по всему континенту Азия. И дабы не перемешиваться и не иметь ничего общего с другими расами и культурами, европеоиды с особо выраженным чувством расового и национального (племенного) превосходства, то есть «белые люди», создали Европу. Но как мы видим сегодня, Европа далеко не такая белая. Она белая за счет мигрантов из стран Балтии, Польши, Беларуси, Украины и России. То есть с территорий с сохранившимся белым населением. Теперь в Европе слово «белый» заменили на слово «цивилизованный» и применили толерантность, чтобы не допустить распада системы, но надолго ли.

Европа реально паразитировала на колониях чуждых им племен и народов, «не мараясь» о них, не сближаясь с ними. То есть средний белый европеец это не только расист, он националист, потому что не просто Европа - превыше всего, но «белый человек» превыше всего, то есть - француз, англичанин, немец. А то, что они смешались давно с семитами Передней Азии, культурное наследие которой является неотъемлемой частью Европы, это как бы фигня. Если так разобраться, то раскрывается любопытная картина: по ту сторону Средиземного моря - евреи, и по это сторону Средиземного моря - евреи. Потому что еврей - это дословно «пришелец с той стороны». То есть, как дело было: пришел негр, смешался со славянином, получился араб; пришел араб, перемешался с европейцем, получился еврей. То есть в Европе - все евреи. Но нет ни одной страны, где бы ни говорили, что евреи правят миром, евреи захватили власть. Но позвольте, вы же сами евреи, вы своровали все артефакты у представителей древних народов, приписали себе все достижения прежних цивилизаций и евреи же вам виноваты. В общем, картина маслом - «Вор у вора дубинку украл».
Так, каким боком здесь русские националисты? Они хотят так же. Но, тут стоит дилемма: либо уже на готовое, в Европу ехать, но там не русские, и там не наша земля (опять же толерастия с педерастией); или же здесь свой русский порядок устанавливать (но здесь мешают азиаты, нерусь проклятая). Вот так вот, меж двух огней русский националист и мечется.
Но позвольте, русские! Вы же на своей земле, на этой территории! У вас есть все права. Вся власть и так в ваших руках. Главное, выдвигайте и поддерживайте талантливых организаторов и на местах создавайте центры самоуправления, развивайте экономику на местах коллективно, а не «делайте бизнес» поодиночке.
Другими словами, что хочется сказать? В тепличных условиях человек хереет, у человека замыливается глаз, он начинает плевать через плечо на своего же соседа видя в нём нерусь, на приезжего из ближнего зарубежья так и вовсе зуб точит (потому что у него, как правило, какой-то акцент, какие-то манеры и т.д.), не понимая, что только среди многообразия он и может проявить себя. Более того - это новая энергия, свежая кровь. В любом случае, это территория Русского мира, это русскоязычная среда. Приехавший встроится в веками созданное, он будет жить здесь на ваших условиях, по вашим правилам. Но что вы можете им, как и друг другу предложить, кроме как заткнуться и не высовываться, кроме этой глупой ксенофобии и зависти тому, что ещё не сделано. Какая у вас программа развития? Национальная политика?  Извечные русские вопросы - «что делать», «как жить», «куды бечь» - в Европу, или у себя, здесь, всё обустраивать. Кто мы - словянофилы или западники? И посмотрите, что стало с Русским миром по милости таких вот рассуждальщиков. Теперь, это поляки, прибалты и с недавних пор украинцы и белорусы. Это бывшие русские, которые не хотят быть русскими. А ведь это всё части русского национального тела.

Теперь значит, все народности бывшей Российской империи виноваты, что в сторону Европы смотрят. Значит, нам можно столетиями вожделеть, тем самым тормозя свое развитие и развитие Империи, а им нельзя. Конечно, это закономерно, потому что центральный вроде бы народ, пребывает в многовековых страданиях, по поводу того, кто мы - Запад, Восток или нечто третье. И ладно бы… Но это страдание возведено в культ, в догмат, в непреложную истину, в безвыходность положения, в национальную философию.
Другими словами «и сам не буду, и другим не дам». А ещё, «плохому танцору - яйца мешают».
И это касается не просто меня, тебя или его, это общая тенденция русской истории в мировом контексте, где русский кроме себя самого и этого страдания, в невозможности выбора, перестает видеть ещё кого-то, и в первую очередь - ближнего своего. Его, видите ли, возмущает, что не может быть иного измерения для русского, кроме как измерения мирового масштаба. А это жизненная задача, тут ничего не поделаешь. Хотите сузиться до центральной России и жить своим маленьким мононациональным государством? Вопрос открытый. Русский националист мечется, он стремится куда-то вдаль, будучи уверенным, что ему выпала худшая доля, он в жопе мира.
Можно, конечно, обвинять евреев из пятой колонны, что это они во всем виноваты, но вы-то кто на своей земле, если с вами евреи, что хотели, то и сделали. А евреи эти, тоже наши, отечественные, хазарского разлива. Более того, евреи вообще-то становятся такими, какими их делает местная среда, они мимикрируют (сколько стран столько типов евреев). То есть, они, как и все прочие, четко встроены в существующую канву самоуничижения коренного народа, который сам себя втиснул в рамки самооговора и томления духа (устойчивое тягостное эмоциональное состояние, возникающее от неспособности осмыслить свои чувства и желания). Евреи поддерживают здесь местный обычай, льют грязь на страну. Самоубийственная, надо сказать позиция, но ничего не поделаешь - это русская национальная традиция.

PS И тут в этих мыслях открываешь книгу и натыкаешься на текст психиатра, где он говорит о суицидниках, и это дополняет размышления.

«Мы хотим научить наших пациентов тому, что Альберт Швейцер назвал благоговением перед жизнью. Но убедить наших больных в том, что жизнь обладает какой-либо безусловной ценностью, можно лишь в том случае, если нам удастся помочь им наполнить жизнь каким-либо смыслом, определить цель своего существования, другими словами, поставить перед собой определенную жизненную задачу. "Если у человека есть основание для жизни, он вынесет почти любые ее условия", - говорит Ницше. Огромную психотерапевтическую и психогигиеническую ценность имеет убежденность человека в том, что ему есть ради чего жить. Мы возьмем на себя смелость сказать, что ничто так не помогает человеку преодолевать объективные трудности и переносить субъективные неприятности, как сознание того, что перед ним стоит жизненно важная задача. Особенно ярко это проявляется в том случае, когда человеку эта задача кажется будто специально предназначенной для него лично, когда она представляет собой нечто вроде "миссии". Такая задача помогает человеку ощутить свою незаменимость, жизнь его приобретает ценность уже потому только, что она неповторима. Вышеприведенная цитата из Ницше означает в данном контексте, что "условия" жизни - то есть присущие ей трудности и невзгоды - отходят на задний план тогда и в той мере, когда и в какой мере на передний план выступают "основания" к жизни. Но не только это. Если рассматривать жизнь с точки зрения присущих ей жизненных задач, нельзя не прийти к заключению, что жизнь всегда тем более осмысленна, чем труднее она дается.
………………………..
      Мы должны объяснить ему также, что жизненная задача, за которую он несет ответственность, всегда специфична. И специфичность эта двоякого рода: во-первых, задачи различны для разных людей, и это зависит от своеобразия и неповторимости каждого человека. Во-вторых, даже личная задача изменяется с каждым днем и часом, в зависимости от специфичности каждой сложившейся ситуации. Нам нужно только напоминать самим себе о тех ценностях, которые Шелер назвал "ситуативными" - в отличие от "вечных", непреходящих ценностей, имеющих смысл всегда и для каждого. В каком-то смысле ситуативные ценности всегда "где-то за сценой" в ожидании своего часа, и человек имеет, по сути, единственную возможность реализовать их. Если эта возможность упущена, она теряется безвозвратно; ситуативная ценность так и остается нереализованной. Для человека эта ценность потеряна навсегда.
      Таким образом, мы видим, что в значительной мере именно благодаря своеобразию и неповторимости человеческое существование приобретает смысл.
      Цель экзистенциального анализа и логотерапии состоит в том, чтобы помочь человеку достичь максимальной сосредоточенности на жизненной задаче, стоящей перед ним. Затем мы должны показать ему, что жизнь каждого человека имеет свою, неповторимую цель, к достижению которой ведет лишь один путь. Следуя по этому пути, человек подобен летчику, которого в ночном тумане "ведут" радиомаяки в аэропорт, где ему предстоит вслепую посадить самолет. Способ, которым в данном случае пользуются, хорошо известен: находящаяся в аэропорту радиостанция посылает в направлении приближающегося самолета два различных сигнала Морзе, причем каждый из сигналов покрывает какой-то сектор. На границе этих секторов - а граница и представляет собой запланированный правильный курс - пилот слышит стабильный сигнал. Цели пилот может достичь единственно курсом, обозначенным этими сигналами Морзе. Как и у летчика, у каждого из нас есть свой, неповторимый жизненный курс, следуя которым мы можем реализовать свои личные, только нам данные возможности.
      Если же пациент заявляет, что ему неведом смысл его жизни, что он не знает никаких уникальных возможностей своего существования, то мы так сформулируем для него первоочередную задачу: он должен сам определить свою собственную цель, постараться понять неповторимость и своеобразие собственной жизни. Что же касается внутренних резервов каждого человека - другими словами, как человеку разобраться, каким он должен быть в отличие от того, какой он есть, - лучше всего на этот вопрос ответил Гёте: "Как нам познать себя? Размышляя - никогда, но действуя. Старайтесь исполнять свой долг, и вскоре вы узнаете, что же есть вы. А что же тогда является вашим долгом? Требования каждого дня".
      И все же найдутся люди, признающие уникальность жизни, желающие реализовать ее конкретные, неповторимые ситуативные ценности, которые все равно рассматривают свое положение как "безнадежное". Нам надо прежде всего спросить себя: что значит "безнадежное"? В конце концов, человеку не дано предсказывать будущее, он не может этого сделать хотя бы потому, что знание будущего тут же оказало бы влияние на его настоящее положение. И это влияние было бы разным, в зависимости от характера человека, от того, насколько он внушаем, покорен или независим. Таким образом, в любом случае человек строил бы свое будущее по-разному, так что первоначальное предсказание не подтвердилось бы.
      Поскольку человеку не дано предвидеть будущее, он никогда не может безошибочно определить, будут ли у него в будущем возможности для реализации ценностей. Один чернокожий заключенный, приговоренный к пожизненной каторге, был отправлен на корабле из Марселя на остров Дьявола. Когда пароход вышел в открытое море, на нем неожиданно вспыхнул пожар. С заключенного сняли наручники, и он - благодаря своей необычайной силе - сумел спасти многих пассажиров корабля. Позднее за этот героический поступок его амнистировали. Если бы на набережной Марселя этого человека спросили, видит ли он хоть какой-нибудь смысл в своей оставшейся жизни, он бы наверняка ответил отрицательно. Никто не может знать, что готовит ему жизнь, какие падения и взлеты ожидают его.
      Никто не вправе упорствовать в недооценке своих собственных достоинств. Как бы ни был человек неудовлетворен собой, как бы он себя ни мучил размышлениями о собственных неудачах и как бы строго он себя ни судил, сам факт, что он поступает так, уже доказывает, что он не такое жалкое создание, каким представляется себе. Подобно тому как, исследуя относительность всех знаний и ценностей, мы приближаемся к объективности этих знаний и ценностей, нравственное самоосуждение приближает человека к его идеалу. Таким образом, тот, кто способен судить себя строго, уже соприкоснулся с миром ценностей и начинает приобщаться к нему. С того момента, как он смог применить представления о человеческом идеале к самому себе, он уже навсегда перестает быть обесцененным ничтожеством. Ибо этим самым он достигает уровня нравственных ценностей, которые спасают его от бессмысленности существования. "Когда б в глазах твоих не было б ничего от солнца, то никогда б его тебе не видеть..."
……………………………………..
…то, что мы сказали о жизни отдельного человека, относится также и к существованию всего человечества: решающими в развитии и оценке любого исторического периода являются пиковые точки - аналогично высоте горной гряды. Несколько идеальных судеб, несколько интеллектуальных или нравственных гениев или даже единичная такая личность, появляясь время от времени, могут вполне оправдать существование человечества в целом.
      Если же, наконец, утверждается, что непреходящие, высшие идеалы человечества сплошь и рядом используются недостойно - в качестве средств достижения деловых или политических целей, удовлетворения личных эгоистических интересов или собственного тщеславия, - на это можно ответить так, что все сказанное лишь свидетельствует о непреходящей силе этих идеалов и показывает их универсальную действенность. Ибо если кто-то для достижения своих целей вынужден прикрывать свое поведение нравственностью, это доказывает, что нравственность действительно представляет собой силу и, как ничто иное, способна оказывать влияние на тех людей, которые высоко ее ставят.
      Таким образом, каждый человек имеет свою цель в жизни, которую он в состоянии достичь.
Чем больше он видит жизнь как выполнение поставленных перед ним задач, тем более полной смысла кажется она ему. И если человек, не осознающий своей ответственности, просто принимает жизнь как нечто данное, экзистенциальный анализ учит людей воспринимать жизнь как "миссию". Здесь необходимо сделать следующее дополнение: существуют люди, которые идут еще дальше, которые переживают жизнь в другом измерении. Они живут переживаниями того, кто посылает нам задачи, - всевышнего, наделяющего людей их "миссиями". Мы считаем, что это в первую очередь отличает человека религиозного: для него собственное существование - это не только ответственность за выполнение своих задач, но и ответственность перед всевышним*.
   …………………………………….
      В подобной ситуации находится и человек, которого мучает вопрос о смысле жизни. Для него также подобный вопрос имеет смысл только по отношению к какой-либо конкретной ситуации и по отношению лично к нему. Было бы неправомерно с нравственной точки зрения и психологически ненормально упорствовать в намерении выполнить действие, которое соответствовало бы "наивысшей" ценности, - вместо того чтобы скромно попытаться сделать лучшее, на что человек способен в сложившейся ситуации. Стремление к лучшему для человека просто необходимо, иначе все его усилия сведутся к нулю. Но и в то же время он должен уметь довольствоваться лишь постепенным процессом приближения к цели, никогда не предполагающим ее полного достижения.
      Наши замечания по вопросу о смысле жизни сводятся к радикальной критике вопроса как такового, если он поставлен в общем виде. Спрашивать о смысле жизни вообще - ложная постановка вопроса, поскольку она туманно апеллирует к общим представлениям о жизни, а не к собственному, конкретному, индивидуальному существованию каждого. Возможно, нам стоит вернуться назад и воссоздать исходную структуру переживания. В этом случае мы должны будем совершить нечто вроде революции Коперника и поставить вопрос о смысле жизни в принципиально ином ракурсе. А именно: сама жизнь (и никто иной!) задает вопросы людям. Как уже отмечалось, не человеку вопрошать об этом; более того, ему было бы полезно отдать себе отчет в том, что именно ему (и никому другому) держать ответ перед жизнью; что он вынужден быть ответственным перед ней и, наконец, что ответить перед жизнью можно только отвечая за жизнь.
      Возможно, самое время сейчас отметить, что психология развития также убедительно показывает, что процесс "постижения" смысла характеризует более высокую стадию развития, чем "присвоение" уже известного, "представленного" человеку смысла (Шарлотта Бюлер).
      Таким образом, доводы, которые мы пытались логически развить выше, находятся в полном соответствии с направлением психологического развития: они сводятся к парадоксальной первичности ответа по отношению к вопросу. Вероятно, это основано на том, что человек ощущает себя в роли "ответчика". Проводником, ведущим человека в его ответах на вопросы, поставленные жизнью, в принятии им ответственности за свою жизнь, выступает его совесть. Негромкий, но настойчивый голос совести, которым она "говорит" с нами, - это неоспоримый факт, переживаемый каждым. И то, что подсказывает совесть, каждый раз становится нашим ответом. С психологической точки зрения религиозный человек-это тот, который воспринимает не только то, что говорится подобным образом, но и самого говорящего, то есть его слух в этом смысле острее, чем слух неверующего. В диалоге верующего с собственной совестью - в этом самом сокровенном из всех возможных монологов - его Бог становится его собеседником».

Виктор Франкл «В поисках смысла».



PPS Ярким примером подобного состояния современного русского (националистически настроенного) человека живущего в центральной России, может являться вот этот текст на фб (начало хорошее), после прочтения которого (и не только), захотелось написать вышеизложенное.

«Люблю Россию. Благодарна родителям и моей южной Украине, подарившей мне счастливое детство на берегу моря, наполненное всеми потрясающими событиями и эмоциями, которые так важны в этом периоде.
Люблю Европу, подарившую мне почти десять счастливых лет жизни. Интересны все страны и народы, в которых никогда не была и не буду.
Люблю каждую травинку, чистый воздух, запах парной земли, солнце, море, степь, дождь, снег, восходы и закаты.
Жизнь людей на Земле это чудо и счастье ежесекундное.
Но Земля принадлежит Природе, Творцу, а не людям.
Человек должен осознавать свою ответственность и быть безопасным для окружающего его мира.
Но всегда были и будут те, кто считает себя вправе распоряжаться странами, народами и недрами в своих личных корыстных интересах, ограниченных одной, такой же земной жизнью.
………………………………..
Главный ресурс любой страны - человеческий, коренной народ - искусственно уничтожается, заменяется управляемой биомассой из других регионов, потому что представители власти потребляют на поколения вперед больше чем заслужили и могут освоить за всю жизнь.
Говоря языком биологическим: среда обитания, воспроизводящая человеческие ресурсы, а именно - здоровых и полноценных людей, превращается в непригодную для нормальной жизни людей - изолированную капиталоформирующую зону, обслуживающую членов семей ФСГ и ФПГ.
И да, на это работают все структуры власти, хотят они того или нет, действия высших представителей судебной, правоохранительной и законодательной власти приводят только к одному результату: защита интересов ФСГ и ФПГ.
Все, что мешает или выбивается из этой схемы - подлежит ликвидации в разных формах и видах.
Дискриминация русского народа в конституционных и гражданских правах, выражается в доведении до самоликвидации так называемого лишнего населения в созданных искусственно неблагоприятных условиях и невыносимых обстоятельствах для продолжения жизни.
Я услышала как-то от мамы в детстве, (нас у нее было шесть человек): " Мне так страшно за ваше будущее, дети! Как вы будете выживать?"
Это было советское время безнадеги. Мне было около 8 лет.
За короткий период, одиннадцатимесячная сестренка, отец, мама – умерли. Умерли преждевременно в 62, 72 и 85 году, не дожив до 60 лет.
Развалился союз. Условия жизни в стране намного лучше, но у народа, по-прежнему, на износ: старшая сестра и ее юная дочь, брат - все также умерли преждевременной, неестественной смертью, не дожив до 60 лет.
90% одноклассников лежат на кладбище. Половина мальчиков из класса оказались там после службы в армии.
Сейчас у меня трое детей и я вынуждена признать: советское время безнадеги прошло, СССР давно нет, я очень люблю жизнь, работу и делаю все, чтобы жизнь моих детей была счастливой, но учитывая все проблемы в стране, учитывая все, что я знаю как медик и как юрист, работая в социально-правовой системе координат, мне, как и моей маме когда-то, все-равно страшно за будущее не только моих детей в России, мне страшно за будущее всех детей в нашей стране. Медицина и образование, социальное, экономическое и культурное пространство словно вытесняет людей за пределы жизни, не позволяет жить полноценной жизнью без ущерба для здоровья и развития наших детей.
Я реалист. Для ощущения счастья сегодня мне нужно, чтобы никто просто не мешал и не посягал на жизнь моих родных, на права моего народа, мне достаточно знать, что мой русский народ имеет такие же конституционные возможности и права, какие есть хотя бы у остальных народов в РФ хотя бы в пределах русских краев и областей.
Но также я понимаю, мой народ живет в условиях необъявленный войны с 1917 года, благополучное будущее уже не наступит никогда при нашей жизни, - если сегодня нет права у народа на доступ даже к источникам своей родной русской культуры, не говоря о конституционных правах и гарантиях моего народа.
Построить дом, купить квартиру, иметь землю, заниматься фермерством или создать и сохранить бизнес, получить доступ к полноценному образованию, культуре, - рядовому гражданину невозможно при низком уровне оплаты труда, без доступа к административным ресурсам или источника сверхдоходов.
Если сегодня закрывается в столице государственный центр русской народной культуры, а вождь перед получением права управлять страной от имени моего народа в том числе, обещает поддержать детей до 1,5 лет, дело совсем плохо.
Не стоит пребывать в иллюзиях. Если среда обитания в целом непригодна, отдельные оазисы и даже очень своевременные пособия не гарантируют качественных и надежных условий для жизни граждан.
Сейчас власть действует по известному принципу: "Нужно дать им меньшее, чтобы забрать у них большее".
Оказалось, что и в советское и в нынешнее время активная жизнь и возможности человека ограничены всего 50-60 условными возможностями отдохнуть в течении отпуска, от ежегодных, созданных властью искусственно, проблем.
Когда первое лицо страны провозглашает перед выборами, что каждому первенцу в семье будущего года, дадут возможность жить до 1,5 лет за счёт бюджета страны, формируемого условно, его же родителями, а премьер с видом благодетеля обещает старикам сохранить пенсии, ранее уже накопленные и заработанные - понимаешь одно: власть делает одолжение народу, в том, что не все обещает потратить на себя, при этом власть упорно считает народ тупой биомассой, в гробу она видит всех этих детей и стариков. Поэтому нельзя идти на поводу у лжецов перед выборами.
Давно необходимо ставить перед властью вопрос о правах русского народа.
P.S. 1. Бороться нужно за конституционный государственно-правовой статус русского народа в России.
2. За признание всех русских краев и областей - единым национально-культурным и территориальным русским субъектом Российской Федерации.
3. За институциализацию и национально-представительную власть русских краев и областей в Совете Федерации.

Валентина Елисеева fb


PPPS А вот текст, про то, как «хорошо» жилось русскому народу до 1917 года, в общем, «Россия, которую мы потеряли». О чем столько тоски у современного русского националиста, и столько проклятий по поводу краснопузых устроивший этот чертов интернационал:

"В голодные зимы положение крестьянина и его семьи ужасно. Он ест всякую гадость. Желуди, древесная кора, болотная трава, солома, все идет в пищу. Притом ему не на что купить соли. Он почти отравляется; у него делается понос, он пухнет или сохнет; являются страшные болезни. Еще могло бы пособить молоко, но он продал последнюю корову, и умирающему часто, как говорится, нечем душу отвести. У женщин пропадает молоко в груди, и грудные младенцы гибнут как мухи. Никто и не знает этого потому, что никто не посмеет писать, или громко толковать об этом; да и многие ли заглядывают в лачуги крестьянина?"
Приведенную выше цитату писал Заболоцкий в 1841 году.
На всю эту красоту в 1847 году наложился буржуазный кризис, который не привел к революции только по той причине, что у нас крестьяне все еще существовали, как класс в себе и не осознавали себя, как единый класс. Зато вполне привел к бунтам. Начались эпидемии, люди были вынуждены зимой скармливать скоту соломенные крыши своих домов. По официальным данным в 1848 году от эпидемии и голода погибло более 1 млн человек, в их числе 668 000 от эпидемий. А вы на голодомор да колхозы клевещете.
В следующем же году (1848) зафиксировано 160 крестьянских выступлений, часть которых подавляла полиция, а часть армия. И это не митинги Навального, которые по соцсетям разлетятся за 2 дня, и все будут знать, что надо выступать. Это нельзя было как-то скоординировать. Хотя нельзя сказать, что государство, видя такое, не помогало крестьянам: в это время царское правительство начинает подкармливать крестьян, но голод это не отменяет, он просто слегка ослаб.
Интересен момент с государевыми крестьянами. Так как они принадлежали государству, то чиновники их грабили вообще, как хотели. Очень распространенным способом обогащения был дополнительный оброк, когда чиновник произвольно увеличивал оброк, а излишек брал в карман. Таким образом, недоимки к 1828 составили 45 миллионов рублей, а к 1835 году 68 миллионов рублей. В результате проверок была проведена чистка руководства, которая порой достигала 70% руководящего состава. Как все знакомо, правда? При этом остальные 30% тоже не были невинными овечками, просто, если наказать всех, то кто останется? Кого-то не поймали, кто-то воровал меньше, кого-то пощадили.
Стоит сказать, что к 1850-м годам налоговый пресс пришлось ослабить. Просто потому что население должно расти, а оно дохнет от голода. Понимание того, что крепостное право уничтожает Россию произошло и раньше, например, в конституции для императора Александра I Сперанский первое, что вписал, это отмена крепостного права. Дворяне, естественно, все это забраковали, и монархия конституционной не стала. То есть государству КП не нужно, оно пытается его убрать, но правящий класс преследует другие совершенно интересы.
И еще одна крайне важная вещь, без которой невозможна революция. Это смена общественного сознания. Внутри дворянского класса появляется определенная прослойка людей, которая имеет прогрессивное буржуазное сознание. Я, конечно, говорю о декабристах. Уже тогда стало видно, что буржуазное общество не монолитное, как было раньше, от нее постепенно откалывается буржуазное дворянство, назову его так. Пока оно слишком мало, чтобы провести революцию, и восстание 1825 года это показало, но предпосылки для революции уже имеются. Кроме них появляются первые революционные общества. Для всех образованных и думающих людей было ясно, что КП нужно отменять.
Окончательно очевидно это стало в годы крымской войны, которую мы проиграли в первую очередь экономически. Мы встретились с другой экономикой, более прогрессивной, которая из-за океана поставляла оружие быстрее и дешевле на кораблях, чем мы на телегах из-за границы. И я не говорю, что солдаты сражались плохо. Они сражались крайне храбро и пали геройской смертью, но на одной храбрости и стойкости войну не выиграть. Тут уж, извините, солдат должен что-то есть и чем-то стрелять, и у Европы с этим проблем не было, а у нас были.
После этой войны стало очевидно, что косметическими мерами не обойтись. Нужна революция и срочно, иначе нас сомнут, мы только что показали, что нас побить уже реально.
В заключение упомяну про наших крестьян, которые еще не осознавали себя, как класс, но уже осознали свои интересы. Крестьянин не считал землю помещичьей. Он считал землю божьей, дарованную богом императору, дарованную императором помещику, чтобы тот служил и охранял ее. Но он не служит и не охраняет, и у крестьян назревает совершенно справедливый вопрос: "А зачем тогда его кормить?".
А о революции сверху вниз я поговорю в следующий раз. Не теряйте.

Данил Помазкин fb

 
Tags: Европа, Российская Империя, Россия, Русский Мир, интернационализм, мультикультурализм, национализм, поиск смысла жизни, работа над ошибками, русские националисты, русский язык
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments