7slov (7slov) wrote,
7slov
7slov

О публичности

Найдя в сокращении  вот эту книгу  Г.Лебона, решила пробежаться по тексту. И в связи с прочитанным задумалась о публичности.
Помню, в детстве, не раннем, когда ко всему относишься слишком легко, а в подростковом возрасте, не очень любила выходить на сцену. Не потому, что было страшно, нет, там было другое. Было неприятное ощущение, когда говоришь со сцены, ты находишься в позиции «сверху», от тебя ждут чего-то особенного и занимательного.
Только, позже я поняла, что в этой ситуации меня смущало. Когда ты говоришь на публику, ты не просто говоришь, ты играешь на публику, ты отрабатываешь любопытство и интерес, направленный в твою сторону. Надо или обладать изрядной долей цинизма или быть шутом. По крайней мере, иметь достаточно самоиронии. Я выбирала второе. Я была шутом.
С возрастом, что-то перевернулось, и я потеряла способность быть шутом, т.е. престала уметь. А быть циничной, меня что-то сильно останавливало. Человек оказавшийся в массе себе подобных действительно становится частью этой массы. И когда человек говорит с трибуны, со сцены, с кафедры на него смотрит масса, т.е. включается та самая психология толпы. Оратор играет на публику, публика играет «за» или «против» оратора. Чаще всего «за». Потому, что на того, кто вещает с трибуны, смотрят снизу вверх. А задача оратора не облажаться и исполнить роль ведущего, должным образом. Но это если случаи публичных выступлений нечасты.
Если же публичность, превращается в образ жизни, человек становится душой толпы, телом, которое возбуждает и удовлетворяет её желания, или вскрывает их и обличает, или цинично использует. Или, то и другое и третье.
Если человека привлекает возможность влиять на массу, держать её во внимании, проповедовать, то со временем человек вживляется в массу и становится частью её сознания и психологии. И не важно противопоставляется он или потворствует, он играет на публику.
Не каждый может выдержать такое испытание. Поэтому так часто рок певцы спиваются, злоупотребляют наркотиками, и кончают жизнь самоубийством. Путь публичного человека, особенно интеллигента по сути, который воспринял на себя роль проповедника, это путь жертвы. Вот поэтому рокеров часто воспринимают, как святых. Но они конечно не святы.
С человека взимается плата за возможность манипуляции сознанием других людей с одной стороны, и с другой, человек не может долго выдерживать напряжение энергии толпы, которую по роду деятельности, пропускает через себя.
Иногда публичные люди становятся циничными капусторубами, но таких больше среди попсы. Попличность, это заведомо продажная, в самом обывательском смысле этого слова личность. Это циничный клоун, не уважающий ни себя, ни других. Т.е. станцует и на пузе, лишь бы за это платили.
В общем, к чему это я? К тому, что человек не приспособлен по складу своей психики быть публичным человеком и не потерять при этом искренность, честность, веру в светлые начала мира и всего сущего. А то и самого себя.
Публичная личность, будь то политик, артист, чиновник может быть либо шутом, либо циником, редко кому удается не запятнаться ни тем, ни другим и остаться приличным человеком в своем уме.
Т.е. человек находящийся в постоянном контакте с толпой, сам становится частью этой толпы. Теряет ощущение себя и становится зависимым от неё.

Человек, очень часто находится вне смысла, в поисках себя, поэтому человек с удовольствием слушает и впитывает разные идеи и революционные в том числе.
Идейные революционеры, они были такими же людьми, как люди из толпы, т.е. людьми не имеющими и не видящими смысла, с той лишь разницей, что утеряли интерес к маленьким радостям бытия и ощущение ценности жизни вместе с её ценностями, как то семья, продвижение по службе, приобретение движимого и недвижимого имущества и т.д. При этом приобрели амбиции богов с претензией на равенство вышним.
Это были люди, желающие за смысл отдать свою жизнь, именно желающие, а не готовые, отсюда и столько огня в глазах, столько убежденности в речи. Они шли в толпу, и знали, что идут на смерть.
Жить без интереса и без смысла невыносимо, если только воля твоя не настолько сильна чтобы выдержать эту пытку, и искать его, обретать в течение всей жизни, менять среду чтобы её очертания приобретали осмысленные формы, чтобы отношения между людьми не отдавали абсурдом, а поиски истины не заводили в тупик.
В общем-то, жить в социуме, это уже быть в толпе, это уже жить публичной жизнью. Но если человек встал перед толпой, и сказал: Эй, послушайте меня! – и привлек к себе внимание, то он тем самым осознает, что он будет толпу удовлетворять, ей противопоставляться или проповедовать И то, и другое, и третье – чревато раздвоением а то и разрушением личности, приобретением статуса, который надо будет поддерживать, и ответственностью.
Тот, кто говорит, что от публичной жизни откажется только дурак, дурак и есть.
Сумбурно, но, вот такие мысли по поводу ...
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments