7slov (7slov) wrote,
7slov
7slov

Лейся песня или мысли в кучу…

В процессе работы слушаю радио. И что слышу? Вот это (Чиж и Ко):
И все б ничего, если б не скво,
Та, что увязалась возле самой границы.
Ее бы прогнать, да стало холодно спать,
И к тому ж, она могла бы еще пригодиться.
"А она недурна!" - отметил он про себя,
И вдруг, внезапно разозлившись, плеснул себе виски.
Рассвет впереди и надо идти,
Но она так спала - она была очень близко...

"Так черт возьми, да! Так черт возьми, нет!
Я стал таким сентиментальным за последнее время!
И, может быть, я - это дом и семья,
Пускание корней, драгоценное семя...
Так откуда ты, скво?! Секи, еще не рассвело,
А я уже позабыл, что есть на свете дороги..."
...Он заглянул ей в лицо, поправил яйцо,
Потом с тоской огляделся - и сломал себе ноги...

припев: А был рожден, чтобы бежать.
Он был рожден, чтобы бежать.
Я был рожден, чтобы бежать.
Ты был рожден, чтобы бежать.

Минимализм, примитивизм. А может того хуже, феминизм с лицом вывернутым наизнанку.
Что тут скажешь… не поняла я… обо что человек споткнулся, сломал себе ноги? Не об яйца же? Или они мешают бежать? Или в избыточных количествах генерируют «драгоценное семя», которое надо непременно куда-то сбыть? А надо ли бежать? Куда бежать? А все ли с ним согласятся, даже пусть у них яйца. Это ещё не повод вступать в коалицию.

Или вот это (Квартет «Секрет»):
Не врут твои глаза и на щеке горит слеза,
Сохрани от бед, потеряй мой след,
Я ищу ответ, я иду на свет.

Завтра я буду уже далеко,
Дай мне удачу в пути.
Пусть мне в дороге не будет легко -
Сердце мое отпусти.
И я ждать не стану дня,
Я уйду сейчас, сейчас благослови меня.

Ветер тревоги, как ангел дороги,
Стоит на пороге, нет времени ждать.
Двери открою, и там, за горою,
Я небо другое увижу опять.

С одной стороны «потеряй мой след» и «сердце мое отпусти», с другой «сохрани от бед» и «дай мне удачу в пути», опять же с одной стороны «пусть мне в дороге не будет легко», а с другой нужно видеть что «не врут твои глаза и на щеке горит слеза». Сплошные логические противоречия.

Вот представила. Если бы я была мужчиной…как бы я сказал о своих, м-м, ну не чувствах, а намерениях. Вот так, наверное:
На подступах к непреступной крепости твоего сердца,
Я натыкаюсь на губы твои,…что в усмешке.
Поцеловать не решаюсь.

Искусство обольщения? Искушение, игра, стремление к цели.
Искусство завоевывать доверие? Доверять первым и делать шаг навстречу первым.
Что важнее? Что сложнее? Наверное, одинаково, потому, что человек с одной стороны хочет, чтобы с ним поиграли в игру «вскрою тебя как консервную банку», но в сердце относились честно и искренне, человек хочет того и другого. Возможно ли удовлетворить? Возможно. Но для этого надо обладать равноценным отношением к свету и тьме. К жизни и смерти. Плохому и хорошему. Не буду говорить о добре и зле. Это вообще бессмысленно. Потому что быть по-настоящему добрым или злым, невыполнимая задача. Не бывает таких существ. Есть благо (созидание), а есть худо (разрушение). Но то и другое необходимо, но не в той мере, в которой нашему человечьему мозгу потребно, а в той мере, которую задают нам Небеса. В противном случае это не благо и не худо, а человеческий идиотизм. Что для среднестатистического человека – норма.

Если существо обладает знанием, как не навредить другому, даже применяя инструмент разрушения, и знает для чего он это делает, и как объект будет выглядеть после реконструкции, тогда его можно считать творящим, ваяющим. В остальных случаях существо выполняет грязную работу. Оно пинает любого упавшего сапогами. А потом, придет другой, который сумеет завалить его, да хоть из тех, кого он прежде пинал, и не факт что он эти сапоги не будет лизать. Поэтому, или игра или война. Хотя, если без правил, то между игрой и войной не будет разницы.
Ключ – не навреди.
Если кому-то суждено быть поврежденным, он повредит себя сам. Оглянется вокруг и сломает ноги, не почему-то, не обо что-то, а просто так. И никто не остановит и не воспрепятствует. Потому, что положено получить соответствующий опыт. Последнего оставшегося в аду грешника некому будет припекать железными рогатками, и он разобьет голову о стену в предчувствии, а главное из потребности адских мучений.

Когда-то, в Абсолюте, мы были целым и знали всё, но захотели попробовать как это по-другому… как быть идеей, законом, феноменом, и в конце концов, как это кормить грудью и спотыкаться об яйца, но всё же бежать.
Когда мы отпали от общего, мы стали сами по себе. Основная черта эгоиста стремление к индивидуализму, привязанность к единому лицу. Это такая особенность считать собой только себя, а других вообще не считать, потому, что они не я.
Раньше был единый центр, этот центр был только один. А мы стали отпадать, распадаться. Т.е. этот единый центр, распался на множество центров. И каждый стремится быть центрее другого. Каждый хочет быть центром.
Поэтому, каждый обустраивает свой мини-мирок, реализует свою мини-программу. Но одному, совсем одному, реализовывать что-то непродуктивно, ведь в процессе совместного делания мы обмениваемся идеями, пополняем информационную базу, расширяем поле действия. Мы из некоторого количества центров создаем такой центр, вокруг которого в итоге соберется больше существ, потому, что эта идея будет близка многим. А есть одна вещь, которая объемна и многомерна, которая близка всем… Но мы держимся за свой мини-мирок. Мы ограждаем себя от неугодных, несостоявшихся, инакомыслящих. В итоге, мы сужаем пространство до круга «своих». А по-сути привлекаем тех, кто будет играть по нашим правилам. Но это не всерьез, всерьез это когда зависим в силу условий – или умри, или преодолей.
Всё остальное игра в приверженность, междусобойчик, быть сильным в силу чьей-то слабости, не дать человеку в морду, а довести его до состояния, когда он будет бить себя по морде сам…Сплошные логические противоречия.
Мы нечестны, когда окружаем себя теми, кто нам ничем не грозит, но когда мы можем с ними как угодно, или пытаемся, бесконечно, ведь ничего не грозит, заезженная пластинка, бег по кругу, тогда мы не пополняем, не обновляем атмосферу, и становится нечем дышать.
И никогда мы не выглядим в своих глазах более достойно, чем тогда, когда отказываемся от всех и от всего, когда убеждаемся в своей независимости, когда отгораживаемся от окружающих властью, известностью, деньгами. Три вещи в мире дают человеку свободу, – говорит Князь мира сего, – положение, слава и богатство.
А я поняла, что одиночество. Когда мы осознанием одиночество, когда достигаем его. Сила одиночества дает нам свободу от других. Но приходит усталость от себя. Человек ещё не постарев физиологически, начинает стареть морально. Он понимает, что всё это пустое. От кого я защищался, – думает человек, – на что берег себя, для чего? Для одиночества. И старость, и смерть – неизбежны. Тогда человек задумывается о смысле жизни. Нам необходимо одиночество чтобы осознать для чего мы рождаемся. А положение, слава и богатство ведет к пресыщению и в итоге снова к одиночеству. И в старости человек вдруг понимает, что он ничего не приобрел. Можно осознать это, не старея. В любую минуту это может осенить нас.
Человек это сплошные логические противоречия. Он никогда не выпутается из этого порочного круга, взаимоисключения самого себя, низведения себя и превосходства над собой, пока не поймет, что в этих ипостасях он не более чем идея, идея себя изначального, цельного, абсолютного, вечного. Он нынешний – пародия на самого себя, не первобытного, а первоначального. Точка отсчета не «Я», а «Мы», от двух до бесконечности. И помни об одиночестве, «Я» растворяется во множестве «Мы», но не теряет себя. Я есть, и меня нет. «Я» в «Мы» и «Мы» в «Я». В этом множестве, информация (энергия) каждого доступна каждому. Все отстоят друг от друга на должном расстоянии, но не покидают центра…

А думала, что слушаю радио…(хе-хе)
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 7 comments