7slov (7slov) wrote,
7slov
7slov

А.И. Фурсов об американской перестройке (окончание)

Оригинал взят у ss69100 в А.И. Фурсов об американской перестройке (окончание)
Андрей Фурсов - Американский социолог говорил мне: «Наша перестройка будет более кровавой»

456
«Для Хиллари Клинтон ее победа означала в жизни очень многое, как и для Билла, кстати».


«СЕМЕЙКА КЛИНТОНОВ УЖЕ НЕ РАЗ ПЕРЕСТУПАЛА ЧЕРТУ, КОТОРАЯ ОТДЕЛЯЕТ КРОВЬ ОТ НЕКРОВИ»

— У Трампа есть основания опасаться за личную безопасность? Вы уже говорили о Никсоне, который пережил Уотергейт, вспомним и печальный пример Кеннеди. А Трамп по сравнению с ними еще более неугоден для представителей могущественной трансатлантической элиты. В преддверии 19 декабря 6 членов коллегии выборщиков, в чьих штатах победил миллиардер-республиканец, уже отказались за него голосовать.

— Безусловно, основания опасаться есть. Более того, в эти оставшиеся до инаугурации недели возможны всякие варианты. Уже высказывались мысли (я читал об этом в интернете), например, что команда Обамы может спровоцировать какой-то конфликт, чтобы ввести чрезвычайное положение в Америке и отодвинуть инаугурацию. Возможно и покушение. Мы знаем, что четыре американских президента были убиты.

Убийство Кеннеди стало началом ползучего переворота, который закончился в 1974 году импичментом Никсона и превращением Соединенных Штатов из преимущественно государства в преимущественно кластер транснациональных корпораций. Мы прекрасно знаем, что в 1935-м был убит Хью Лонг (сенатор от штата Луизиана, заявивший о своих президентских амбициях прим. ред.) прототип, кстати, Вилли Старка и главный соперник Рузвельта.



Хью Лонг в свое время создал по всей Америке общества перераспределения собственности, в них было задействовано 8 миллионов человек. И в 1935 году его убил якобы одиночка. Так что, думаю, Трамп должен очень серьезно озаботиться проблемой своей безопасности.

— Эта опасность может прийти к нему как со стороны проигравшей трансатлантической верхушки, так и со стороны в буквальном смысле экстремистов, то есть тех людей, которых он задел в своей предвыборной риторике?

— На самом деле экстремисты — это, как правило, орудие; в данном случае орудие той стороны, которая проиграла. Здесь все очень просто. Особенно учитывая, что семейка Клинтонов уже не раз переступала ту черту, которая отделяет кровь от некрови, тем более что эта парочка не любит проигрывать, а для них поражение было страшным ударом. Достаточно было посмотреть на лица гражданки Клинтон и особенно ее супруга, который чуть не плакал, когда они стояли перед избирателями и когда она объясняла, что, хотя проиграла, все равно она верит в Америку. Для Хиллари Клинтон ее победа означала в жизни очень многое, как и для Билла, кстати. В вышедшей в 2014 году документальной книге Эдварда Клайна «Кровавая распря: Клинтоны против Обам» (KleinE. Bloodfeud: TheClintonsvs. Obamas) есть интересный эпизод. В момент резкого ухудшения здоровья Билла Клинтона он говорит Хиллари, что, если он не доживет до финала ее президентской кампании, то из его похорон на Арлингтонском кладбище она должна выжать 2 миллиона голосов на будущих выборах. Когда она начала говорить, что не хочет этого слышать, Билл отвечает, что процедуру похорон нужно заранее спланировать в деталях. Следовательно, для Клинтона победа Хиллари была настолько важна, что даже его смерть должна была быть брошена на весы. Уверен, такие люди, если бы знали, что останутся безнаказанными, сделали бы все, чтобы убрать Трампа.

Другое дело, что уберут они Трампа — и его место займет вице-президент, другой из команды республиканцев. Все равно они не приходят к власти. Так что здесь им нужно искать какое-то другое, более хитрое решение. Например, как я уже сказал, введение чрезвычайного положения в результате каких-то внутренних потрясений (а они могут быть спровоцированы экстремистами, которым не нравится Трамп) или в результате какого-то внешнего воздействия. Впрочем, скорее всего, в январе Трамп въедет в Белый дом на белом коне. Выедет ли он из него на белом коне — вот в чем вопрос.

— Трамп, вопреки своей предвыборной риторике, больше не обещает посадить Хиллари Клинтон, а она, в свою очередь, согласилась официально признать свое поражение. Значит ли это, что расследование ФБР об электронной переписке Хиллари так и не будет доведено до конца?

— Я думаю, что расследование ФБР явно или тайно будет доведено до конца, но саму фигурантку не посадят — ее подвесят на крючке, чтобы она не открывала рот шире положенного. Возможно, в открытом доступе даже будут выложены результаты, а самой Хиллари объяснят, что шаг влево или шаг вправо — и тогда действительно тюрьма. И ей придется — в бессильной злобе — заткнуться.

«МЫ ОТОДВИНУЛИСЬ ОТ ВЕРОЯТНОСТИ КАТАСТРОФИЧЕСКОГО СЦЕНАРИЯ ПО ПЕРИМЕТРУ НАШИХ ГРАНИЦ»

— Возможен ли союз двух консервативных лидеров — Путина и Трампа — по линии традиционных ценностей, как об этом грезят наши патриоты?

— Знаменитый американский социолог Иммануил Валлерстайн однажды сказал: «Ценности весьма эластичны, когда речь заходит о прибыли и власти». Идеология играет в отношениях государств, правителей и правящих слоев минимальную роль. Она оформляет некие интересы, причем очень часто делает это постфактум. Сегодня, скажем, японцы — это желтая раса для нацистов, а завтра это «почетные арийцы». Между Соединенными Штатами и Россией существует много противоречий и много проблем. Здесь не должно быть никаких иллюзий по поводу нашего якобы неизбежного улучшения отношений между Москвой и Вашингтоном при Трампе.

Другое дело — потерпела поражение Клинтон. И важны здесь два момента. Первое — в глобальном масштабе поражение потерпела самая паразитическая, самая хищная фракция мирового капиталистического класса, его верхушки. И второе — с уходом Клинтон, точнее с ее неприходом, в Белый дом мы отодвинулись от вероятности весьма неприятного, опасного сценария по периметру наших границ. И это само по себе уже немало. Но в то же время повторю: не должно быть никаких иллюзий по поводу Трампа. Президент США — высокопоставленный клерк и не более того, он винтик, очень важный, но винтик системы. Силы, двигавшие его, не друзья России. Уверен, эти силы устами (улыбающимися!) Трампа предложат России весьма жесткий «бизнес-проект». Поэтому впадать в эйфорию по поводу победы Трампа, как это произошло с частью нашего истеблишмента, не стоит. Да и недостойно это.

— Разумеется, вооруженные конфликты, которые вспыхивали вокруг России один за другим, теперь могут угаснуть. И у Донбасса теперь есть, по крайней мере, шанс на передышку.

— Да, именно так. Но мне с эмоциональной точки зрения любопытно, как будут смотреть в глаза Трампу руководители Германии и Франции. Правда, недолго им осталось руководить, их обоих не переизберут, да и в истории им отведено место не самое достойное. Но очень интересно будет посмотреть. Вспомним, что на следующий день после американских выборов Олланд был очень растерян, когда выступал, ну а гражданка Меркель… Я вообще думал, что она заплачет, объявляя о победе Трампа. Понятно — ставили-то на Клинтон. Но вы же государственные деятели, вы же дипломаты, вы как-то должны соизмерять свои слова. Когда какая-то Альбац у нас пишет гадости про Трампа, — это одно, Альбац никто и звать ее никак. Но когда Меркель говорит в том же духе, она должна понимать, что рисковать-то не надо, да и минимальные приличия неплохо соблюсти.

— Практически Евросоюз остался в геополитическом одиночестве: Великобритания уходит, США занимается своими проблемами, и Европа, привыкшая к внешнему управлению, вдруг оказывается наедине со своей страшной и никому не нужной свободой.

— Да, как у Корнея Чуковского в «Мухе-цокотухе»: «Пропадай, погибай, именинница». Думаю, что эта схема-четырехходовка (Крым — иммиграционный кризис — Brexit — Трамп) — это удар, во-первых, по банкстерами, а во-вторых, по их союзникам в Европе. Кто союзники банкстеров в Европе? Это бездарная евросоюзовская брюссельская бюрократия, наднациональное «правительство». Четырехходовку осуществили практически за два года… Причем началом был, безусловно, Крым, который продемонстрировал, что и Европа ничего не может, и Обама ничего не может, и вся эта публика ни на что не способна. Крым был наглядной демонстрацией политической импотенции той фракции мирового капиталистического класса, которая в тот момент находилась у власти — Обамы и его союзников в Европе.

Вот теперь Обама «слетел». Мне смешно, когда его называют черный властелин. Какой он властелин?! Чего властелин? Он скорее, как у того же Корнея Чуковского, «умывальников начальник и мочалок командир». И вот теперь европейцы у разбитого корыта и им нужно думать, как выстраивать отношения с новой Америкой. А тут еще эта Украина, а тут еще Путин. Если помните, перед выборами в Америке и в Европе пошли разговоры о том, что русские будут делать все, чтобы и в ЕС привести к власти таких людей, которые настроены националистически, пророссийски и так далее. Насчет «пророссийски» — это перебор, а вот насчет дистанцирования от Обамы и Олланда — самое оно. Достаточно послушать Франсуа Фийона.

В принципе, если под неолиберализмом понимать не идеологию, а некий политико-экономический курс, то последние изменения (как политические, так и изменения в мировой экономике) свидетельствуют о том, что неолиберальная эпоха заканчивается. Но заканчивается она не потому, что она провалилась. Нужно признать, что неолиберальная революция (или контрреволюция), начавшаяся на рубеже 1970-80-х годов с приходом к власти Рейгана и Тетчер, достигла своих целей: за 30 лет выпотрошен мировой средний слой, верхушка рабочего класса, и теперь от прежней идеологии можно отказаться. Тем более что теперь она начинает бить по определенной части самой верхушки. Одно дело, когда банкстеры грабили средние слои, когда «большие рыбы пожирали малых». И совсем другое — борьба между «большими рыбами». Поскольку борьба идет за посткапиталистическое будущее, теперь уже ясно, что начинается схватка между сегментами самого верха. Трамп — это важный ход в этой борьбе.

— Трамп замкнет четырехходовку, признает Крым?

— Не обязательно. Да и сама победа Трампа только промежуточный финал. Борьба за посткапиталистическое будущее, если не случится глобальной катастрофы, продлится как минимум еще 5 — 6 десятилетий, пока капитализм окончательно не будет демонтирован и пока не сложится новая конфигурация тех, кто будет наверху. Так что нашим детям и внукам придется жить в очень опасном, но, с другой стороны, очень интересном мире. Ведь фантастически интересная картина, когда одна система сменяется другой, когда рушатся миры. Здесь самое главное, чтобы глыбы не рухнули именно на тебя, поэтому для нас вывод очень простой: у нас должна быть броня крепка, и танки наши быстры, и ядерное оружие, естественно, под рукой.

1547
«Вот теперь Обама «слетел». Мне смешно, когда его называют черный властелин. Какой он властелин?! Он скорее, как у Корнея Чуковского, «умывальников начальник и мочалок командир».


«У ЕВРОПЕЙЦЕВ ИДЕТ ПРОЦЕСС УМЕНЬШЕНИЯ ГОЛОВНОГО МОЗГА»

— Эта новая формация будет новой редакцией социализма-коммунизма?

— Нет, это слишком призрачная мечта. Думаю, что она будет скорее очень похожа, к сожалению, на то, что существовало до капитализма. Причем у нее будет несколько региональных вариантов. Как было несколько путей из феодализма, так же будет несколько путей из капитализма. И ясно совершенно, на основе чего будет конституироваться господствующая группа. Любая господствующая группа конституируется объектом присвоения. Например, феодал присваивает землю, капиталист присваивает капитал, овеществленный труд, то есть присваивается решающий фактор производства. Сейчас решающим фактором производства становится то, что называется духовными факторами производства, прежде всего — информация. Ясно, что новая группа — это группа, которая будет контролировать информационные потоки, образование, науку, постарается оформить себя в качестве квазикасты. И поскольку в распоряжении человечества мало ресурсов, будет важен контроль не только над информацией (плюс образование, наука), но и над ресурсами. Собственно, борьба за то, кто кого отсечет от будущего, уже идет сейчас. Будущее уже здесь. Только облик у него не светлый, а темный, футуроархаический: Ливия, Иран, Сирия, Украина, Донбасс, целый ряд других регионов — это кровавое опускание в футуроархаический Колодец Истории. Впрочем, возможно и постепенное выпадение в футуроархаический Колодец. Например, посредством демонтажа образования, науки, здравоохранения, Кстати, эти процессы мы видим, к сожалению, у нас.

— В Европе придут к власти консервативные лидеры? Или они ограничатся победой на праймериз и сомнительной славой, какая есть у Марин Ле Пен.

— Одно дело — социально-экономические тенденции, а другое дело — политика. Даже если Марин Ле Пен не придет к власти, то все равно изменения будут весьма существенные. Европу ждут очень серьезные потрясения на расово-этнической почве. Смотрите, какая складываются ситуация: с одной стороны — пожилые сытые европейцы, которые утратили чувство идентичности и которые не готовы биться за свою идентичность, а с другой стороны — молодые агрессивные представители другого этноса, другой расы и другой религии, которые готовы лить кровь и убивать. Так что у европейцев немного шансов, если у них не произойдет какая-то «смена энергий», как сказал бы наш замечательный публицист Михаил Меньшиков, если в Европе не появятся люди, которые готовы будут умирать за свою идентичность, потому что за деньги никто умирать не будет — за деньги могут убивать, но не умирать. В противном случае, я думаю, значительная часть Европы будет исламизирована.

— Если Европа не обзаведется собственными пассионариями, она будет умирать?

— Она уже умирает и вымирает — цивилизационно, расово, этнически и даже биологически. Как отмечает наш замечательный специалист по проблемам мозга Сергей Савельев (рекомендую всем его работы), у европейцев в последние 1,5 тысячи лет идет процесс уменьшения мозга. Связано это с тем, что западноевропейская эволюция — это жесткий социальный отбор по линии конформизма. А чем более «конформен» человек, тем меньше полиморфизм, тем меньше мозг. Мне, правда, не вполне понятна одна вещь. Отбор на конформизм в Европе — это все-таки не 1,5 тысячи лет, а лет 500 — 600 (с инквизиции) и особенно в последние 200 лет, когда, как показали в своих работах Фуко и Шене и др., Европа посредством репрессивных структур повседневности вырастила «послушного человека» — такого послушного, что нам, русским, и представить почти невозможно. Я видел немало таких западных послушных политкорректных узких специалистов (возможно, маломозглики) на международных конференциях. Впрочем, у нас их число тоже растет — а разве может быть иначе в условиях, когда критерием научности становятся индекс цитируемости и рыночная отдача научной деятельности?

Достаточны ли 200 — 600 лет для физиологических изменений? Возможно. По крайней мере, то, что средний западноевропеец и американец нередко ведут себя как послушные биороботы, а их социальное поведение — биомеханика того типа, который нужен власти, несомненно. Миграционный кризис продемонстрировал это «со стеклянной ясностью». Подобный финал белых европейцев, перефразируя Высоцкого, и трагичен, и досаден. Хочется надеяться, что в Европе найдутся здоровые силы, которые не позволят погибнуть замечательной (по крайней мере когда-то) цивилизации. Впрочем, у нас и своих проблем хватает — ветра-то дуют очень тревожные.

***


Источник.

Tags: А. Фурсов, Англия, Д. Кеннеди, Д. Трамп, Европа, США, Украина, Х. Клинтон, перестройка, переходный период, смена энергий
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments