Андрей Фурсов о юбилейных датах...

У нас есть возможность, но отсутствует тот, кто этой возможностью будет пользоваться ...

К сожалению, не только, и не столько животные, но и люди управляются гормонами. Просто, животные управляются гормонами, которые запускают низшие инстинкты, а у людей всё то же самое, но на уровне, в среднем, чуть повыше.

В общем и целом, мы видим процесс не расчеловечивания, а обнажения сути человечества. Невозможно расчеловечить то, что ещё в полной мере не сформировалось, как человек.

Когда рухнул Союз, рухнули все институты осуществляющие цензурирование, исчезли все государственные художественные советы. Упала планка, которая заставляла автора и гражданина тянуться, хотя бы до уровня называемого хорошим вкусом, качественной работой, профессионализмом. Средний человек вынужден был держать себя в рамках, которые выставляло т.н. государство. С распадом Союза, всё было отдано из рук контролирующих органов в руки тех, кто успел занять свою нишу в том или ином социально-общественном сегменте. Все как бы получили право распоряжаться своим куском "социального пирога", стали собственниками: театр и кино - режиссерам и актерам, литературу - писателям и сценаристам, журналистику - аналитикам, политологам и журналистам, историю - историкам, музыку - музыкантам и т.д. То есть, исполнители стали начальниками. Все сначала "разбогатели", обрадовались, что больше нет такого заказчика как Гостелерадио СССР и т.д., и стали "творить"- кто во что горазд, но ещё с учетом памяти о прежней планке. Правда, скоро поняли, что "свято место пусто не бывает" и у них есть новый заказчик. Быстренько переориентировались и стали обслуживать новую власть.

А если бы вся эта масса интеллигенции поднялась и сказала бы - "мы не будем этого делать, мы не станем обслуживать олигархию и компрадоров. Мы не станем опускать планку, мы не дадим опошлить кинематограф, эстраду, театр, писательскую сферу" - они были бы достойны этого гордого имени и того уважения, которое требуют к себе. Но никто же даже не попытался ничего заявить.
Отсюда вывод - какое расчеловечивание? Цензура держала уровень. Видимость уровня "человек". Не стало контроля, не стало и качественного и достойного продукта: халтура во всем, начиная от изготовления бытовых утилитарных предметов и заканчивая искусствами. Везде халтура, мошенничество, подлог и барыжничество. Просто, все получили свободу и свой кусок власти. Вот и всё расчеловечивание. Просто, всё раскрылось. И развитие человека состоит в том, чтобы у него был внутренний цензор, а не внешний, основанный на запугивании или "общественном мнении".

В принципе - да, один человек против общества не попрет. Если всё общество склонно к приспособленчеству, легко "изменяет сознание" с установки "прилагать усилия" на установку "плыть по течению", то значит у человека нет каких-то важных ценностных критериев. То есть человек (любой), может притворяться "хорошим" (великодушным, волевым, умным), но на самом деле - он "плохой" (жестокий, слабый, глупый). По природе своей он, не человек, он существо с червоточиной, да не с одной. Сам по себе человек, по своей сути, он, не добрый, он - злой: не великодушный, а мелочный, потому что - маленький и слабый.

В Союзе работали идеологи высокого класса, работали на объединение народа. Распался Союз - распался народ, старое объединение потеряли, распались, но нового пока не создали, потому что находимся в процессе осмысления - кто мы. Пока что не очистили, грубо говоря, металл от инородных включений (анализ). Поэтому и сплавляться не торопимся (синтез).

Французскую прессу шокировала погоня русских за бандитами по Парижу...

Текст скопирован с сайта Nalin.Ru.

Погоня русских за бандитами по Парижу

Заглянув на сон грядущий в сводку новостей, я лишний раз убедилась, как победим.

Сами по себе заголовки уже звучат как руководство к действию: « Двое русских преследуют своих агрессоров до самых неблагополучных кварталов ».

Гнойная репутация подпарижского пригорода Сен-Дени давно превзошла славу всех "лежбищ" и "малин. И каждый француз хорошо знает, что даже среди бела дня, если вы останавливаетесь там нa светофоре, все двери вашей машины должны быть заблокированы, a стёкла подняты, без единой щели.

Двое русских, оказавшихся на злополучном перекрёстке во вторник, 20 июня, этого не сделали. И потому получили внезапный "визит" на заднее сиденье, откуда пара проезжавших на мопеде "местных" выхватила лежавший там портфель и рванула прочь.

При всей своей ушлости пара на мопеде тоже не могла знать всего на свете, и в частности - того, что мужчина, которому принадлежал портфель, оказался русским, представителем фирмы, работающей, по утверждению прессы, для "русского правительства".

Мужчина ехал в сопровождении телохранителя. А телохранителем была, между прочим, женщина.

Вам, может быть, не в новинку такое положение дел, если вспомнить коней на скаку, горящие избы и многое другое, по сравнению с чем пара чернокожих воинов на мопеде определяется обычной формулировкой "эка невидаль".

А вот пару на мопеде, равно как их близких и знакомых, а также, позднее, французскую полицию и прессу дальнейшее развитие событий повергло в ступор.

Русские в ограбленной машине пустились в погоню за парой на мопеде, объездили за ними практически весь город в его самых худших проявлениях, пока пара на мопеде не поняла, что оторваться ей не удастся и не привела своих преследователей в самое логово всей местной "братвы", где навстречу гонщикам в несколько секунд вышло более 50 человек.

В подобных случаях французская полиция останавливается ещё до вьезда в "квартал", прекрасно зная, что тронь она пальцем любого местного нарушителя, крикливые "восстания" с биением стёкол машин и обьёмными поджогами пойдут чередой.

Поэтому "братва" оцепенела от неожиданности, когда оба вроде бы "пострадавших" в ярости вылезли из машины и схватили за грудки пару на мопеде, ничуть не беспокоясь о том, что оказались в окружении огнедышащей толпы.

Как там всё дальше происходило, могут рассказать только те самые "двое русских", поразившие мир, и местная братва, настолько обалдевшая от происходящего, что никак не отреагировала на непонятные ей, но по всей видимости жёсткие слова (из лексикона "русское правительство"...) и даже стерпела несколько тычков и толчков, которые "двое русских" успели щедро раздать по сторонам всем желающим.

Но и это ещё не всё. Тот самый "Песец в созвездии Весов", которого часто поминают в интересных обстоятельствах, что называется, вас ждёт впереди:

Читать полностью: https://www.nalin.ru/kak-pobedim-francuzskuyu-pressu-shokirovala-pogonya-russkix-za-banditami-po-parizhu-5654

Джон Фаулз. Волхв (цитаты)

Джон Фаулз
Волхв (цитаты)

* * *
И ребята, и учителя тяготились жизнью на острове. Он был для них чем-то вроде исправительного поселения, куда они угодили по доверчивости и где надо работать, работать, работать. Я-то ждал, что нравы тут будут гораздо мягче, чем в английских школах; оказалось – наоборот. Самое смешное, – считалось, что именно эта неукоснительная дисциплина, кротовья неспособность оглянуться вокруг и делает школу типично английской.

* * *
А остров был все-таки прекрасен. К Рождеству погода установилась ветреная, холодная. Таранные океаны антверпенской лазури ревели на галечном школьном пляже. На горы полуострова лег снег, и сверкающие белые вершины, словно сошедшие с гравюр Хокусая, с севера и запада нависали над рассерженным морем. В холмах стало еще пустыннее, еще тише. Я отправлялся гулять, чтобы развеять скуку, но постепенно втягивался в поиски все новых и новых мест, где можно побыть одному. В конце концов совершенство природы начало тревожить меня. Мне здесь не было места, я не знал, как к ней подступиться, как существовать внутри нее. Я горожанин и не умею пускать корни. Я выпал из своей эпохи, но прошлое меня не принимало. Подобно Скирону 20, я обитал между небом и землей.

Read more...Collapse )

;)



Говоря по-русски, различение (разъединение) - ремесло, а восприятие целостного (объединение) - искусство.
В методе познания, они похоже соотносятся, как аналитизм и холизм.
Чтобы правильно объединить, надо сначала очистить от лишнего, поэтому метода разложения (анализа) не избежать.  

Лев Пирогов: Хотите, научу отличать либерала от патриота?

Что-то мне говорит, что понятие - "моя страна" скоро станет неактуальным, поскольку "моя страна" вписана в "этот мир". Но тем не менее - вчерашний либерал будет мыслить в границах личной свободы и личного выбора, в границах своей семьи и своей группы, а вчерашний патриот раздвинет границы "своей страны" до Мира и скажет уже не "моя страна", а "мой мир".
Соглашусь, однако, что в каждом живет и то, и другое, и сознание пытается уравновесить личное и общее. Каждый, в тот или иной момент, абстрагируется от мира, и противопоставляет себя ему - "этот мир", и каждый, иногда отождествляя себя с ним, говорит - "наш мир".
В сущности, сегодня политика размыла всё доброе, что есть в этих двух понятия: и либералы, и патриоты - это сегодня слова ругательные. Однако, то и другое - два состояния одной души. Главное, с какой целью мы используем эти понятия.


***

Что такое патриотизм и что такое либерализм?

Это телескоп и микроскоп.

Представьте себе войну астрономов с микробиологами. Лилипутия какая-то получается…

У патриотизма и либерализма разные предметы: патриотизм рассматривает большое: страну, народ, государство, историю.

Либерализм рассматривает то, чему у нас нет адекватного названия, придется взять среднее арифметическое между уничижительным выражением «маленький человек» и выспренним «личность».

Герой, совершивший подвиг, тоже маленький человек. Его тоже родила мама. Ему больно. Он сюсюкает, когда играет с детьми. Он чего-то стесняется. Мечтает. Боится.Либерализм рассматривает то, чему у нас нет адекватного названия, придется взять среднее арифметическое между уничижительным выражением «маленький человек» и выспренним «личность».

Помните, как Николенька Ростов в «Войне и мире» мчится в атаку и, оторвавшись от своих, раненый, оказывается среди французов?

В один момент «патриотическое, слишком патриотическое» в нем вянет и тухнет на фоне вспучившегося «человеческого»: «Убить меня? Меня, кого так любят все?»

Толстой, описывавший в этом эпизоде себя, беспощаден. Николенька нелепо швыряет пистолетом во француза и бежит. А тот не стреляет ему вслед, тоже поддавшись либеральной заразе.

Совсем иначе ведут себя солдаты в строю. Это не герои – самые обычные люди. Всех любят, «у всех мама», но это не оправдание. Огромный «личный космос» каждого, будучи поделен на всех, на общее дело, становится незначительным, исчезающе маленьким. В строю труса нет.

Так работает патриотизм.

А либерализм как работает?

Представим себе, что герой приходит к врачу, у него разболелся зуб. И ему лечат этот зуб бережно и аккуратно – не потому, что он пришел в особую поликлинику, а потому, что он человек, его – как бы это… жалко, что ли? Тут всех так лечат.


Или у героя сын – лентяй и шалун, а его не гнобят в школе. Стараются понять, нащупать лучшие стороны, придумать как увлечь, найти, за что похвалить. (Либеральная педагогика – она такая.)  

Кто-то обязательно скажет: «Либералы – это совсем другое! Это эгоисты, трусы и предатели! А хороший врач или учитель – они, наоборот, патриоты, потому что честно и старательно делают свое дело!»

Ну да, ну да.

Беда в том, что в нашей склеенной из газетного папье-маше действительности определением либерализма занимаются, в основном, патриоты, а определением патриотизма – либералы. Вот и получается конкурс карикатур. Война тупоконечников с остроконечниками.

У меня есть маленький рецептик, как помирить либерализм и патриотизм внутри одной головы.

Допустим, патриоту хочется гордиться страной, а гордиться вроде бы нечем – всюду торжествуют коррупция и очковтирательство. Правда? Правда. В свою очередь, либералу хочется свободы, независимости и царства разума – и чихать он хотел на то, что «нельзя жить в обществе и быть свободным от общества» и «караван идёт со скоростью самого медленного верблюда».

А давайте представим себе ребенка.

Нашего ребенка.

Он не вундеркинд, не гений – но мы гордимся его малыми достижениями и как высшую драгоценность храним их у сердца. Горе тому, кто отзовётся о его достижениях – объективно! Это будет просто… дурак какой-то!

И сам родитель, «объективно» отзывающийся о своём ребёнке, дурак.

Детей надо любить. Субъективно.

Ребенок обладает свободой воли, но какой же родитель предоставит ему возможность эту свободу реализовывать?


Детей надо ограничивать и заставлять. Их надо учить уважать мнение коллектива, а если уважать его невозможно, то все равно – считаться с ним и его учитывать.

Вот вам и патриотизм.

А если ваш ребенок совершил ошибку, вы будете его пороть, откажетесь от него, застрелите, как Тарас Бульба – или будете объяснять, утешать, ободрять, защищать, давать попробовать ещё раз? Вот вам и либерализм.

По отношению к «информационным поводам» мы все черно-белые. Все лихие кавалеристы. По отношению к своим детям, как правило, гораздо терпеливее и мудрее. Ну, я надеюсь.

***

Николай Ростов не был трусом. Он стал настоящим боевым офицером. Хорошим мужем и отцом – «консерватором». Но, мама дорогая, что б наши патриоты за то злосчастное «все любят» с ним сделали!..

Источник: https://www.vz.ru/columns/2017/6/16/874789.html